Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

Силовикам меняют правила игры? Как изменится пенсионный возраст у сотрудников МВД с 2019 года

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

Дело в том, что пенсионная реформа может распространиться и на них. К 2019 году вкупе с повышением пенсионного возраста обычным россиянам готовятся еще изменения для содержания сотрудников МВД, ФСБ и Росгвардии. Вопрос стоит ребром: приведет ли это к социальным потрясениям? Ответ между строк.

newstracker.ru

Новые правила игры

Разрабатываемый сейчас правительством проект закона о повышении пенсионного возраста не распространяется на силовиков. Однако два наших источника в коридорах власти заявили, что параллельно сейчас обсуждаются изменения по выплате ведомственной пенсии сотрудникам силовых структур.

Есть три сценария пенсионной реформы касаемо силовиков:

  • Повышение минимального возраста выхода на пенсию с 45 лет до 50 лет с 2019 года
  • Повышение выслуги до 25 лет для сотрудников полиции с 2019 года
  • Повышение сотрудникам полиции в будущем выслуги до 30 лет

В середине июня стало известно, что Минфин совместно с Министерством обороны РФ обсуждают увеличение минимального для выхода на пенсию стажа у военнослужащих и силовиков.

 kommersant.ru

Об этом заявил первый вице-премьер Антон Силуанов, который попутно является министром финансов. Это одно из предложений, которые прорабатывает сейчас министерство. Отметим, что при подготовке пенсионной реформы именно сценарий министерства Силуанова был взят на вооружение правительством, потому что его команда предлагала повысить пенсионный возраст женщинам до 63 лет, а мужчинам до 65-ти.

Сейчас минимальный стаж силовиков, дающий им право получать ведомственную пенсию, составляет 45 лет, как у сотрудников МВД, так и у ФСБ. За счет разницы стажа на севере и во время боевых действий рассчитывать на государственную пенсию бойцы и офицеры могут с 40 лет.

Для выхода на пенсию сейчас сотрудникам двух силовых ведомств  достаточно наработать трудовой стаж в 20 лет. Однако известно, что поправки об увеличении минимального стажа для сотрудников внутренних дел уже подготовлены, только правительство пока медлит с их принятием.

Поэтому пенсионная реформа не обойдет МВД стороной.

Судя по всему, соответствующий законопроект будет одобрен правительством в 2019 году. Три года назад Кабмин уже рассматривал сценарий повышения минимального срока службы с 20 до 30 лет, но этот вариант был отвергнут.

Вообще предложения о повышении нижнего предела выслуги лет для сотрудников МВД звучат с 2013 года, когда экономика страны начала откровенно стагнировать, к чему спустя год прибавились санкции и упавшие цены на нефть.

Увеличение выслуги лет связывают с чрезмерными затратами МВД на зарплаты и пенсии в 400 млрд рублей. Ожидаемой индексации в 2017 году сотрудники внутренних сил так и не дождались.

Зато на 6% (на уровень инфляции) повысили доходы сотрудникам Федеральной службы безопасности, а отставникам ФСБ – еще на 4% проиндексировали пенсии.

Если бы МВД не приходилось содержать Росгвардию, то, возможно, они могли тоже участвовать в “аукционе невиданной щедрости” правительства. Или хотя бы им могли бы индексировать доходы и пенсии своих сотрудников.

Кардинальный вариант пенсионной реформы силовиков — отмена ведомственной пенсии как таковой. Самый жесткий сценарий развития событий, который предлагает Минфин, это переход от пожизненных выплат силовых ведомств на единовременное пособие с последующим трудоустройством на гражданке.

Уже подсчитано, если подобное предложение будет касаться не только сотрудников правоохранительных органов и органов уголовно-исполнительной системы, но также служащих службы безопасности и внешней разведки, пожарных подразделений, следователей, прокуроров, а также военных, то ежегодно в бюджете будут экономить 500-700 млрд рублей (!). Широкую российскую общественность может эта новость только порадовать: тогда нет нужды всем поднимать пенсионный возраст, когда за счет силовиков, и так рано выходящих на пенсию и работающих на гражданке, можно добиться такой экономии. Но не все так однозначно.          

Дифференцированный подход

Действительно, есть среди силовиков категория штабных сотрудников, которые мало чем отличаются от офисных сотрудников, и тем не менее выходят на пенсию раньше.

К тому же по совершенно другим правилам, чем обычные россияне.

Но есть и другие – те, которые работают “в поле”: в горячих точках, отслеживают террористов, годами работают под прикрытием в преступной среде, работают с радиоактивными материалами. Служат в Заполярье или на подлодках.

Условия работы этих людей, которые рискуют собой, выполняя задание, не сравнить с теми, что у руководящего состава: они годами сидят в офисе, занимаясь бумажной работой. Однако, при обсуждении грядущей пенсионной реформы силовиков, никто не собирается обращать внимание на специфику работы.

Сейчас один год службы на севере идет в трудовой стаж за два, а месяц во время боевых действия — за три. И это справедливо, потому что работа в таких условиях протекает с повышенными рисками и должна быть вознаграждена больше чем труд тех, кто работает в спокойных привычных условиях. Именно этот льготный трудовой стаж силовиков сказывается впоследствие на здоровье и ведет к инвалидности.

фото: Коммерсантъ

Чтобы воспользоваться этими гарантиями, их еще нужно доказать.

Пособие по инвалидности получают сотрудники МВД, если будет установлено, что причиной причисления их к одной из трех групп инвалидности было трудовое увечье или заболевание, полученное не позднее трех месяцев после увольнения со службы или от травмы, полученной при службе.

Инвалидам I и II групп по причине военной травмы пособие составит 85% всего ежемесячного денежного довольствия, инвалидам III группы — 50% довольствия. Инвалидность от заболевания, полученного в период службы, оценивается на 10% ниже у соответствующих категорий.

Надо понимать, что пенсии силовикам выплачиваются не из дефицитного Пенсионного фонда России (ПФР), как всем обычным россиянам, а напрямую из федерального бюджета. Расходы на выплаты пенсий сотрудникам полиции и другим силовикам внесены в бюджетные статьи профильных ведомств.

И это справедливо, что расплачиваться за покалеченное здоровье силовиков приходится именно структурам, в которых они проходили службу. И если кому-то в таких трудных условиях все-таки удалось уцелеть, то они должны получать достойное вознаграждение, чтобы в принципе сохранять материальный бонус от выполнения этих государственных задач.

Редко кто захочет рисковать своим здоровьем на одном лишь патриотизме.

Между прочим на МВД России, с появлением ФС Росгвардии, были наложены дополнительные обязательства. Пенсионная служба гвардейцев еще не создана, поэтому все моменты относительно выплат возлагаются на МВД. Бойцы Росгвардии отнесены к сотрудникам МВД, что и позволяет им иметь все доплаты силовиков.

Вместе с тем расходы на “полевых” сотрудников внутренних сил становятся все менее приоритетными для чиновников.

Несмотря на то, что дополнительные расходы на МВД превысили в 6 раз расходы на здравоохранение, зарплатный фонд сотрудникам, “осуществляющим оперативно-служебную деятельность”, был урезан на 8,9 млрд рублей, чем предполагалось ранее.

Зато большую часть составили траты на руководящий состав: 7,3 млрд рублей из 11,4 млрд рублей дополнительно выделенных.

Теперь вообразите гнев сотрудников МВД, которые узнают, что эти не самые благоприятные условия им придется терпеть на 5 лет дольше, чтобы получить свою ведомственную пенсию. Почему? Просто потому что правительство решило сэкономить на них бюджетные деньги.

Путин делает ставку на гвардейцев

Политологи считают, что с самого начала своих полномочий Владимир Путин нацелился на силовиков: армию, ВВ, милицию, следователей, прокуроров и сотрудников ФСБ.

Он активно взращивал электорат, всегда преданно голосующий за него на выборах (и не только сами сотрудники, но и их семьи, родня, друзья и т.д.).

Начиная с 2016 года, когда внутренние войска МВД были преобразованы в Росгвардию, органы внутренних дел стали получать все меньше привилегий.

фото:sakhaday.ru

Запланировано, что гвардейцы будут получать самые высокие доходы среди всех силовиков. К этому постепенно и идём.

Не успели в январе 2016 года создать саму структуру, как уже в конце года президент решил повысить доплаты к пенсии бывшим сотрудникам национальной гвардии сразу на 1200 рублей — с 2500 рублей до 3700 рублей.

А с 1 января 2017 года президент решил еще увеличить пособие вышедшим в отставку гвардейцам до 4900 рублей.

Зачем Владимиру Путину нужна Росгвардия? Ответ прост: чтобы не терять контроль.

В ноябре 2017 года Владимир Путин внес в Госдуму проект закона, по которому в задачи национальной гвардии президентом было предложено включить охрану глав регионов. В феврале этого года проект был утвержден депутатами.

“Опричники” могут быть приставлены к губернатору или мэру города федерального значения только по поручению президента. Причем платить за свою охрану должны будут главы субъектов из региональных бюджетов в федеральную казну.

Помимо охраны губернаторов, основной функцией гвардейцев остается разгон митингов и устранение других акций протеста. Вероятными акциями против повышения пенсионного возраста будет заниматься как раз эта структура.

Понятно, что поощрение работы таких силовиков для власти важнее, чем содержание органов внутренних дел, которые не имеют права заявлять о своем недовольстве, как обычные россияне. Разговор в таких структурах короткий: что-то не нравится — уходи и сдай оружие.

После этого безработным, вышедшим в отставку по служебному несоответствию, он может идти митинговать. Готовых пойти на такие условия – единицы.

Пенсионная реформа, как видим, коснется даже силовиков, но оставит в стороне чиновников, депутатов, сенаторов, высших представителей власти и судей. За счет оптимизации расходов на себя наши министры и правительство решать задачу экономии бюджетных средств не готовы. За чужой счет реформы всегда масштабнее.

Ксения Ширяева

Читайте нас также:

  • Telegram: @gosrf_ru
  • : @gosrf
  • : @gosrf
  • : @gosrf

Источник: http://www.gosrf.ru/news/37159/

Погоны молодости нашей

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию
Петр Саруханов / «Новая газета»

В российском обществе сотрудники силовых структур обладают привилегированным статусом. Этот факт никогда не был тайной за семью печатями, однако самые вопиющие черты сословного уклада до сих пор периодически поражают народное воображение.

Последний пример — дискуссии о пенсионерах-досрочниках из силовых и военных ведомств (Минобороны, МВД, ФСБ, ФСО, Росгвардия, ФСИН, МЧС, прокуратура), которые получают выплаты по старости начиная с 40–45 лет и вполне безбедно живут за счет солидных надбавок.

Разговоры о необходимости реформировать эту систему ради большей социальной справедливости ведутся уже много лет, но процесс так и не сдвинулся с мертвой точки.

Даже сейчас, когда вопрос о резком повышении пенсионного возраста для обычных граждан практически решен, власти продолжают защищать интересы силовиков.

«Сословные привилегии существуют для того, чтобы покупать и поддерживать лояльность тех социальных страт, которые являются опорой системы», — говорит политолог Екатерина Шульман.

Сегодня пенсии сотрудников силовых структур во много раз превосходят те суммы, которые могут получать обычные гражданские пенсионеры.

«Так было и раньше, все это знали, никакого общественного возмущения этот факт не вызывал. Но сейчас проблема в том, что в случае повышения пенсионного возраста пропасть между досрочниками и теми, кто выходит на пенсию в общем порядке, обнаружится в самой манифестной, как говорят врачи, форме», — предупреждает Шульман.

Увеличивающийся разрыв в возрасте выхода на пенсию может стать серьезным источником социального напряжения, соглашается замдиректора Института социальной политики Высшей школы экономики Оксана Синявская: если повышение пенсионного возраста не затронет силовиков, то они, как и раньше, смогут выходить на пенсию в 40–45 лет, а все остальные граждане — в 65 лет. И получать выплаты от государства привилегированные группы смогут не 13 лет, как среднестатистический россиянин мужского пола, а как минимум на 20 лет дольше. То есть образуется сразу тройная диспропорция: по срокам выхода, по сумме выплат и по длительности получения пенсии.

Молодые и здоровые

Сколько денег тратит государство на содержание закрытой пенсионной системы «для своих», толком не могут сказать даже специалисты. Точная информация о количестве силовиков, имеющих право на льготные пенсии, как правило, засекречена. По оценкам Института социальной политики ВШЭ, речь идет о 2,5 млн силовиков, но о размерах их пенсий судить сложно.

«Сотрудники силовых структур получают деньги не из Пенсионного фонда, а из бюджетов отдельных министерств — Минобороны, МЧС и т.д.

Поэтому мы не можем сказать, сколько денег идет на выплаты пенсий военным или силовикам», — объясняет Синявская.

Глава Научно-исследовательского финансового института при Минфине Владимир Назаров приводит в социальных сетях следующие расчеты: на досрочные пенсии сотрудникам силовых структур сейчас тратится 0,7% ВВП в год (около 700 млрд рублей).

Следующий вопрос состоит в том, чем обусловлено предоставление этим людям льготных условий за счет налогоплательщиков.

В большинстве своем сотрудники силовых ведомств не воюют на передовой, а занимаются рутинной кабинетной работой. В 40 лет они вполне здоровы и не имеют никаких профессиональных заболеваний.

«Есть кто-то, кто участвует в антитеррористических операциях, получает ранения и контузии, но в целом мы не ведем никакой фронтальной войны и не находимся в острой фазе КТО. Поэтому эти люди в большинстве своем — такие же офисные работники, как и все остальные», — говорит Шульман.

Среди миллионов силовиков подавляющее большинство — это обычные бухгалтера и юристы, которые никогда не держали в руках пистолет и не задерживали преступников, подтверждает старший научный сотрудник Института Гайдара Сергей Жаворонков. «То же самое касается и военнослужащих, которых в Минобороны около 800 тысяч человек, и плюс еще около 1 млн человек гражданского персонала. Все эти люди почему-то имеют право на досрочные пенсии», — удивляется эксперт.

Хотя институт досрочных пенсий существует в большинстве стран, щедрость предлагаемых льгот может существенно различаться от места к месту. К примеру, в США полицейский имеет право на пенсию с 57 лет, в то время как общий пенсионный возраст в стране установлен на уровне 67 лет.

«В России для полицейского пенсионный возраст составляет 45 лет, а для сотрудника ФСБ — 35 лет, что является совершенным безумием».

«Я полагаю, что нам нужно увеличивать пенсионный возраст для силовиков до нормальных мировых стандартов», — говорит Жаворонков.

Некоторые подвижки в этом направлении все-таки происходят: недавно Минфин выступил с предложением повысить стаж выслуги лет для военных.

Кроме того, в госаппарате уже довольно давно идет «распогонивание» очень многих служб — в том числе для сокращения пенсионных обязательств, говорит главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

«Новая газета»

Помимо более высокого пенсионного возраста мировые стандарты подразумевают и другое отношение к качеству рабочей силы. «Надо обсуждать, чем заменять досрочные пенсии — платить пособие, переподготавливать, — утверждает Табах.

— Просто отменить их нельзя — кому нужны сорокалетние сотрудники, годные только в охрану?» Одно дело, если речь идет о «государевых людях», имеющих востребованное образование и опыт работы. Но невостребованных работников придется переобучать, сохраняя им зарплату на какой-то период.

«В тех же США это распространенная практика для отслуживших, которые получают право на несколько лет доплат и финансирования переквалификации за государственный счет. Но это повод для настоящей реформы, а не для сдвижки пенсионного возраста», — говорит Табах.

Впрочем, к идее вкладывать дополнительные ресурсы в переквалификацию силовиков многие относятся настороженно. «Я категорически не понимаю, почему этим людям надо переобучаться. На улицу в 35 лет никого не выгоняют, сотрудник полиции или военнослужащий вполне может остаться работать на своем месте», — комментирует Жаворонков.

Каждому по льготе

Справедливости ради нужно отметить, что далеко не одни силовики имеют преференции в пенсионном обеспечении.

В России, отчасти в качестве советского наследия, сохранилось аномальное количество досрочников — примерно каждый третий пенсионер выходит на пенсию до наступления пенсионного возраста (всего около 14 млн человек).

Гражданских пенсионеров в трудоспособном возрасте чуть больше, чем силовиков, — примерно 2,8 млн человек.

Это существенно искажает параметры пенсионной системы: 10 лет назад, по данным экспертов ВШЭ, средний возраст выхода на досрочную пенсию составлял примерно 49 лет у мужчин и 48 лет у женщин, то есть значительно ниже установленных законом в качестве общего порядка значений. Отдельной категорией считаются пенсионеры по инвалидности — именно на них идет существенная часть трансфертов из федерального бюджета в ПФР, говорит Табах, причем после повышения пенсионного возраста их число резко увеличится.

Государство пытается предпринимать отдельные меры, чтобы сократить пенсионные дисбалансы, но пока что делает это довольно робко. Для вредных производств (металлурги, шахтеры и т.д.

) с 2013 года действуют дополнительные страховые взносы в зависимости от класса условий труда, поэтому процесс сокращения таких рабочих мест будет происходить сам собой — по инициативе работодателей, рассказывает Оксана Синявская из Института социальной политики ВШЭ.

Но есть ряд профессий из льготного списка, на которые эти меры не распространяются. Наиболее массовые категории — это бюджетники (врачи и педагоги), работники Крайнего Севера и творческие работники (например, балерины).

Сегодня около трети всех досрочников, не считая силовиков, работают во вполне нормальных условиях. Многие из них сохраняют занятость и после назначения пенсии.

«Здесь, в отличие от, например, шахтеров, вопрос утраты трудоспособности крайне спорный: доказать, что работа этих людей более изматывающая, практически невозможно, — объясняет Синявская.

— Досрочные пенсии школьным учителям и медикам были введены в 1997 году без связи со стрессовостью профессий, а как компенсация задержек зарплат этим группам.

Но это социально активные группы населения, поэтому трогать их государство долгое время боялось».

Необходима аттестация рабочих мест на предмет того, кто имеет право на досрочные пенсии, считает Антон Табах. «Некоторые категоризации устарели и не соответствуют сегодняшним реалиям.

Скажем, работа сельским учителем 50 лет назад и сейчас — это совершенно разные вещи, несмотря на сложности жизни на селе».

В других случаях нужно повышать требования по стажу — чтобы надо было выслуживать не 20 лет, а 30–35 лет.

Оставлять досрочников в системе, в которой за них платят все остальные, неправильно, соглашается Синявская. Надо либо постепенно повышать пенсионный возраст или требования по выслуге лет, либо вводить аналог страхования от профзаболеваний, либо создавать специальные пенсионные системы — для бюджетников, силовиков.

«Во Франции есть особые профпенсии для педагогов, чтобы они могли получать выплаты раньше. Они все равно финансируются из государственного кармана, но тем не менее это создает некоторую прозрачность и выглядит более справедливо», — объясняет эксперт.

Сейчас из проекта «пенсионной реформы», предложенной правительством, ясно одно: силовики имеют гораздо больше шансов сохранить свои пенсионные привилегии, чем все остальные категории льготников, включая бюджетников.

«Резко пугать своих работников, на которых государство рассчитывает во время выборов — как с точки зрения организации, так и с точки зрения лояльного ания, — власти опасаются.

Но совсем исключить бюджетников из этого процесса, в отличие от силовых структур, которые избавлены от повышения пенсионного возраста, государство не сможет», — говорит Шульман.

Так, согласно нынешним планам кабмина, возраст выхода на пенсию для досрочников может быть увеличен на 8 лет.

Альтернативный социальный контракт

Эксперты единодушны в том, что серьезной денежной экономии за счет сокращения числа досрочных пенсий добиться не удастся. «Кажется, что 0,7% ВВП — это много, но общие расходы на выплату пенсий составляют 9% ВВП, то есть доля силовиков здесь менее 10%», — пишет Назаров.

В сценарии правительства фискальный эффект от общего повышения пенсионного возраста примерно за 15 лет должен составить 1,5–2% ВВП, а реформа института досрочных пенсий принесла бы около 0,2% ВВП, говорит Синявская. «Но это не значит, что такую реформу не надо проводить, потому что это вопрос социальной справедливости.

Тем более несколько сотен миллиардов рублей пенсионной системе тоже не помешают», — добавляет эксперт.

Иногда государство даже извлекает для себя пользу, беря на вооружение риторику о социальной справедливости. Почти все удачные пенсионные реформы включали в себя то, что реформаторы урезали пенсионные права госаппарата: как минимум членов парламента и высшего чиновничества.

«Дискуссия о пенсионной реформе в США — причем только о распределительной пенсии — это хороший пример: с президента и членов Конгресса начали брать взносы за социальное страхование.

Ежу понятно, что это было чисто символическое решение, но нужно было показать населению, что руководство страны тоже понесет тяготы», — объясняет Антон Табах.

Теоретически главным лозунгом пенсионной реформы в России могли бы стать слова «мы повышаем пенсионный возраст, но повышаем его для всех». «Это потенциально сильный месседж. Добровольный отказ от привилегий ради общего блага, почти как в первые месяцы Французской революции».

«Но в современной России этого никто не сделает, потому что силовики — эти не просто опора режима, это и есть сам режим. Никто не смеет их тронуть даже в малейшей степени», — уверена Шульман.

Нынешняя Россия представляет собой феодальное государство, которое воспроизводит феодальные институты, и проявляется это не только в устройстве пенсионной системы, считает Сергей Жаворонков.

«Во времена Петра I в населении были выделены неподатные сословия, которые могли не платить подоходный налог.

Так и сейчас: в России действует закон, по которому близкие к Кремлю бизнесмены, включенные в санкционный список, могут легально не платить налоги», — констатирует эксперт.

Пока в стране действует разделение на людей первого и второго сорта, ни одна серьезная социальная реформа не найдет реальной поддержки в населении. «Я готов согласиться на повышение пенсионного возраста, но давайте начнем с чекистов», — формулирует Жаворонков новую версию принципа «солидарности поколений».

Минимальный срок выслуги для сотрудников ФСБ составляет 20 лет, но во многих случаях каждый год трудового стажа засчитывается за 1,5 года, что позволяет им де-факто выходить на пенсию в 35 лет.

Пенсионное обеспечение сотрудников силовых структур фактически проходит по разряду «все включено»: силовикам обеспечен и досрочный выход на пенсию, и повышенный размер самих выплат.

Но некоторые категории занятых, не являясь досрочниками, в старости все равно получают от государства особо крупные пенсии.

К ним относятся сотрудники аппаратов госорганов и лица, занимающие государственные должности (в том числе выборные).

Например, депутаты Госдумы: в 2018 году народный избранник, проработавший хотя бы 10 лет, может претендовать на доплату более чем в 63,5 тысячи рублей в месяц, депутат с 5-летним стажем — на 46,6 тысячи рублей.

Эта сумма в 3–5 раз больше, чем среднестатистическая пенсия в России (14 тысяч рублей), и не включает в себя пенсии по другой работе, которые депутаты тоже могут получать. При этом пенсионная реформа для госслужащих разного рода началась еще в прошлом году: возраст выхода на пенсию будет плавно повышаться до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин.

Однако даже паритет в пенсионном возрасте не сможет компенсировать гигантский разрыв в размере пенсий «государственных мужей» и среднего россиянина.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/07/77076-pogony-molodosti-nashey

Полицейским накинут срок

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

МВД станет опытным полигоном для повышения пенсионного возраста на пять лет

ИТАР-ТАСС

Российские полицейские станут выходить на пенсию на пять лет позже: в думском комитете по безопасности обсуждается законопроект, ранее одобренный правительством.

Мнения в полицейском сообществе по поводу нововведения, запланированного на 2014 год, разделились.

Экс-замначальника правового департамента МВД Иван Соловьев считает, что на полицейских, как на наиболее лояльной власти категории граждан, будет опробован процесс сокращения бюджетных расходов государства.

Слухи о повышении на пять лет пенсионного возраста начали циркулировать в полицейском сообществе еще в конце лета, однако официальные органы не подтверждали эту информацию. На полицейских форумах уже началось обсуждение инициативы, в основном с применением непечатной лексики.

Возмущение вызывает, в частности, тот факт, что других силовиков пенсионная поправка касаться не будет. «Чем мы хуже военных? — возмущается один из офицеров московской полиции. — Мне непонятно, почему они смогут по-прежнему через 20 лет выходить на пенсию, а мой сын должен будет служить на пять лет больше».

При этом форумчане все еще надеются, что это только слух.

РБК daily удалось выяснить подробности революционных для стражей порядка изменений. «Такой законопроект готовится, и он уже одобрен правитель­ством, — рассказал РБК daily источник, принимающий участие в разработке документа.

— Предусматривается повышение срока выслуги для назначения пенсии для сотрудников органов внутренних дел с 20 до 25 лет. Проект также предусматривает двухлетний переходный период. То есть те, у кого на 1 января 2014 года уже будет 20 лет выслуги, смогут в течение двух лет уйти на пенсию по старой схеме.

В противном случае к 1 января 2016 года им придется решать: или увольняться на пенсию, или ждать еще три года до получения такого права по новому закону».

«Действительно, подобный документ готовится, только это не наша инициатива, а депутатов Госдумы. Пока никаких документов о повышении пенсионного возраста в кадровый департамент МВД не поступало», — прокомментировал источник РБК daily в МВД.

У прослужившего в МВД более восьми лет доктора юридических наук Ивана Соловьева нет однозначного мнения по поводу данной инициативы.

С 2003 по 2011 год он возглавлял в МВД управление судебно-правовой защиты, затем уголовно-правовое управление, закончил службу в должности замначальника правового департамента МВД, как раз ответственного за разработку всей нормативной базы министерства.

«При мне вопрос об увеличении срока службы для назначения пенсии не поднимался», — признался он РБК daily. По его мнению, главной целью законопроекта однозначно является сокращение бюджетных расходов.

«Разговоры о повышении пенсионного возраста для всех граждан идут давно: общество постепенно должно привыкнуть и в конце концов смириться с таким решением.

С полицейских начали, потому что, во-первых, это одна из самых законопослушных, лояльных и исполнительных категорий граждан, не привыкших обсуждать принимаемые руководством решения; а во-вторых, пятилетнее увеличение выслуги для них не выглядит столь критично, как повышение пенсионного возраста до 60 лет у женщин и свыше 60 у мужчин при имеющейся сегодня продолжительности жизни», — рассказал успевший стать пенсионером по старым правилам г-н Соловьев.

Вопросы явно возникнут у многих сотрудников, достигших или приближающихся к 20-летней выслуге. «Касаться они будут того факта, что заключенные с ними контракты не предусматривают увеличения срока службы, необходимого для получения пенсии.

Будут и аргументы о том, что по справедливости такие новеллы должны распространяться на вновь пришедших на службу, а не на тех, кто прослужил уже по 15, 17 и даже 19 лет.

Двухлетний переходный период многим покажется недостаточным», — отметил г-н Соловьев.

Член профильного комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов рассказал РБК daily, что законопроект вскоре будет рассматриваться на рабочей группе комитета. По его мнению, здравое зерно в нем есть.

«В полиции ощущается острая нехватка квалифицированных кадров. Одновременно многие офицеры с большими наработками и в агентурной, и в оперативной части вынуждены уходить на пенсию в самом расцвете сил.

Такой законопроект сможет исправить эту ситуацию», — считает парламентарий.

По данным РБК daily, законопроект может быть внесен в Госдуму правительством в эту осеннюю сессию. Подсчитать выгоду от увеличения пенсионного возраста для полицейских пока не представляется возможным.

«Не ясно, сколько человек воспользуются переходным периодом, да и выгоду бюджет почувствует только через несколько лет, когда сотрудники, которые должны были отправиться на пенсионное обеспечение государства по старой схеме, останутся служить еще на пять лет», — пояснил РБК daily один из разработчиков документа.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2013/09/17/56c0da599a7947299f72dd7f

Увольнения полицейских-пенсионеров. Вместо погонов — дальнобой и охрана

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

  • ВЕСТИ
  • Украина
  • Увольнения полицейских-пенсионеров. Вместо погонов — дальнобой и охрана

Из рядов НПУ стараются уволится все, кому позволяет выслуг

В связи с новыми правилами пенсионной реформы, в Нацполиции Украины началась волна массовых увольнений.

Рапорты об отставке пишут опытные сотрудники, у которых на данный момент есть 20 и более лет стажа работы в правоохранительных органах.

Уже сейчас в некоторых райотделах такое положение приводит к дефициту следователей и оперативных работников. Мало того — серьезно страдает компетентность кадров, ведь опытные уходят, а заменить их некому.

Заветные 20 лет

Как только в правительстве озвучили основные правила пенсионной реформы, в полиции начался буквально повальный выход на пенсию тех сотрудников, которым позволяет это сделать срок выслуги — 20 лет. Дело в том, что после реформы, сотрудники  полиции смогут выйти на пенсию лишь в 65 лет, кроме того, льгот и доплат они тоже лишаются. Надбавки остаются только у военнослужащих.

На сегодня полицейские, имеющие в своем стаже более 20 календарных лет, могут рассчитывать на 50% от денежного обеспечения, в случаях, если стаж составляет ровно 20 лет; в случае выхода в отставку по состоянию здоровья или соответствующему возрасту, пенсия определяется в 55% от денежного обеспечения, при этом необходимы документы от военно-врачебной комиссии;

Мало того, полицейским даже перестали считать так называемый “льготный стаж” с должностей, где год считается за два. Сейчас профсоюз добивается восстановления этой нормы в суде.

“Мне остается до выслуги полтора месяца — я не собираюсь сидеть в кабинете и бегать за преступниками до 65 лет. Надо понимать, что это работа, требующая, во-первых, должного уровня физподготовки, а, во-вторых, определенного состояния здоровья.

Следователь не сможет так же успешно ловить бандита в 65 лет, как он делал это в 30 и тому есть объективные причины, — говорит сотрудник райотдела в Черниговской области Роман Ш. — у нас в отделе уволились еще 2 человека.

Уходит на пенсию несколько сотрудников СОГ, начальник и кадровик. Кто будет работать?”

Работать действительно некому. Особенно, если учитывать, что кадровый дефицит в полиции создается не только потенциальными пенсионерами, но и молодыми сотрудниками, которые часто жалуются на мизерную оплату труда и плохие условия службы.

“На сайте Кабинета министров уже зарегистрирована петиция о пересмотре стажа и выслуги для сотрудников правоохранительных органов, — говорит юрист, специалист по правоохранительной тематике Сергей Кириченко, — Многие рады были бы еще работать и приносить пользу. Но люди понимают, что, если не уйти сейчас, они сильно рискуют получить в итоге мизерную минимальную пенсию и остаться ни с чем”.

Уходит и молодежь

Разумеется, от такой “эффективной” кадровой политики глобально страдает и компетентность кадров. Старики уходят — некому учить “молодых”. В результате это сказывается и на раскрываемости преступлений, и на внимании к проблемам граждан.

“Это ведь все уже превратилось в снежный ком. Молодые и старые сотрудники уходят одинаково часто. Потому что с уходом старых, на молодых растет нагрузка. Следователи сидят в отделах чуть ли не круглосуточно, но справиться с потоком дел они просто физически не могут.

Мало того, абсолютно обесценен их труд.

Люди работают, но на этапе получения зарплаты запускается лотерея: срезают премии и надбавки и никто не знает, сколько получит на руки в конце месяца”, — говорит руководитель профсоюза  полицейских “Правозащитники страны” Сергей Джихур.

По его словам, уволившиеся копы ищут себе более теплые и спокойные места работы — в основном идут в охрану, переходят в другие силовые ведомства на вольнонаемные должности, но многие даже покидают страну. “Пенсионеры, которые имеют определенные навыки, едут за границу, осваивают дальнобой, рабочие специальности. Зарабатывают они там больше, а стрессов — меньше”, — говорит Джихур.

Статистику прячут за сокращениями

Официальных данных относительно кадрового дефицита в Нацполиции МВД не публикует уже несколько лет. Последние цифры, озвученные министром Арсеном Аваковым, свидетельствуют, что в полиции есть кадровый голод в 22 000 мест. Правозащитники утверждают, что эти цифры сегодня можно смело многократно умножать.

Все дело в том, что в службе НПУ регулярно проводится сокращение штатов, таким образом, руководству удается скрыть дефицит сотрудников.

“За последние годы было проведено три сокращения по патрульной полиции. Штаты подгоняют под дефицит. Старые уходят, некому учить новых, новые не справляются, недовольны зарплатами и отношением руководства — и тоже бегут. Общий некомплект — удваивается, а по цифрам у нас все отлично”, — говорит Сергей Джихур.

Самое любопытное в том, что довольно часто рабочие места в полиции в пользу пенсии покидают те, кто хотел и мог бы приносить пользу государству.

Но условия игры таковы: не уйдешь сейчас — рискуешь остаться с носом, отдав службе большую часть жизни. Конечно, проблема кадров должна решаться системно.

А пока ее спускают на тормозах и до парламентских выборов ждать изменений не стоит, ведь старой раде не до изменений в пенсионное законодательство — депутаты уже делят мандаты нового созыва.

Ранее Вести уже сообщали, что Порошенко пригрозил Зеленскому возглавить новый майдан.

Источник: https://vesti.ua/strana/337771-uvolnenija-politsejskikh-pensionerov-vmesto-pohonov-dalnoboj-i-okhrana

Как пенсионная реформа разделила россиян на людей с погонами и без

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

Люди в погонах выходят на пенсию куда раньше гражданских

Андрей Гордеев / Ведомости

Грядущее повышение пенсионного возраста коснется далеко не всех в равной степени.

Вслед за СССР российское государство дифференцирует занятое население, исходя из условий труда, и предоставляет некоторым профессиональным группам не только повышенные коэффициенты начисления заработной платы, но и льготный режим выхода на пенсию.

Это люди, работающие в условиях Крайнего Севера, а также в профессиях, связанных с вредными производствами и тяжелыми условиями труда, – шахтеры, литейщики и т. п.

Однако заметную часть населения повышение пенсионного возраста не коснется по другим причинам. Это все, кого просторечно можно назвать «опогоненными», – обладатели специальных воинских званий, званий полиции, юстиции, внутренней службы.

Военные, сотрудники силовых ведомств (ФСБ, МВД, Росгвардии, ФСИН), МЧС, сотрудники следственных органов, работники прокуратуры. Для них выход на пенсию обусловлен выслугой лет – 20 или 25 лет действительной службы (если абстрагироваться от множества мелких условий).

При этом к ним также применяются коэффициенты за работу в условиях Крайнего Севера или тяжелые условия труда (например, в исправительной колонии). Более того, данные категории пенсионеров оформлены как отдельные получатели пенсии и у них иначе рассчитывается выслуга лет.

В нее может засчитываться обучение в специализированном вузе (4–5 лет) или, для женщин, выходы в декретный отпуск (до 3 лет для одного ребенка). В результате встретить, например, 35–37-летнего пенсионера или пенсионерку где-нибудь в Сибири или в регионах с большой концентрацией учреждений ФСИН не такое редкое дело.

Но обычно силовики, если начинают карьеру после армии (т. е. в 19–20 лет) с низовых позиций, выходят на пенсию в 45 лет. На 15 лет раньше, чем выходят на пенсию мужчины по сегодняшнему закону, и на 20 лет раньше, чем после повышения пенсионного возраста по изначальному проекту.

Многочисленные интервью с полицейскими, которые провел Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, показывают, что при принятии решения пойти работать после армии в полицию, а не на завод молодые люди нередко придают особое значение скорому выходу на пенсию.

При этом в ходе службы, сложной и полной противоречий между законностью и приказами руководства, они укрепляются во мнении, что единственным пряником в их работе является этот ранний выход на пенсию.

Рассчитывать годы и обсуждать друг с другом, сколько осталось «до выслуги», – это часть жизни сотрудников правоохранительных органов.

Точная численность этих пенсионеров не ясна, но данные Росстата о количестве пенсионеров, получающих пенсию по выслуге лет, дают цифру в 4–5% от всех пенсионеров в России, или более 2 млн человек в 2017 г. При этом пенсии силовиков ощутимо выше, чем пенсии обычных людей. Есть и организационное различие: люди в погонах получают пенсию не из средств Пенсионного фонда, а из федерального бюджета.

Все ли «опогоненные» сотрудники полиции заняты работой, ведущей к раннему выгоранию и требующей досрочного выхода на пенсию? Для униформированной полиции и бывшего уголовного розыска (патрульно-постовая и дорожно-патрульная служба, участковые, оперативные сотрудники) ранний выход на пенсию, за редкими исключениями (например, оперативники в «кабинетных подразделениях»), обусловлен сложными условиями работы. Ненормированный рабочий день, многозадачный характер труда, связанный с большим объемом физического и психологического напряжения, действительно выматывают сотрудников и делают ранний выход на пенсию справедливой компенсацией (при условии значительной длительности таких условий труда). Такая же практика существует и в большинстве стран мира. При этом разрыв не такой большой, как в России (обычно около 10 лет). Например, в Австрии полицейский выходит на пенсию в 58 лет, а обычный мужчина – в 65.

Однако проблема состоит в том, что в России в сложных условиях работают далеко не все «опогоненные» сотрудники полиции, прокуратуры, следствия, внутренней службы. Например, в полиции более половины действующих сотрудников заняты не опасным трудом, сопряженным с физическими нагрузками.

У сотрудников кадровых служб, миграционных подразделений (бывшая ФМС), дознавателей, работников тыловых служб – офисная работа. Ранний выход на пенсию этих сотрудников и зачет им в выслугу 4–5 лет обучения, а женщинам – декретного отпуска вызывают недоумение у их «беспогонных» коллег.

Действительно, работница кадровой службы обычной организации должна выйти на пенсию в 60 лет, и только для многодетной женщины есть послабления – за каждого из трех или четырех детей ей будет положен один досрочный год выхода на пенсию (если детей пять и более – она пойдет на пенсию в 50).

При этом, выполняя те же обязанности, женщина-кадровик из МВД выйдет на пенсию через 25 лет работы в качестве сотрудника полиции, а если у нее есть дети – часть этой выслуги она провела в декрете.

Но кроме полиции и армии есть еще более полумиллиона тех, кто имеет специальные звания и на кого распространяются соответствующие льготы. Это сотрудники прокуратуры, Росгвардии, Следственного комитета, ФСИН, МЧС и т. д., которые не стоят под проливным дождем на улице, не рискуют получить удар ножом от нетрезвого хулигана и т. п.

Поэтому, например, выход прокуроров на пенсию в развитых европейских странах происходит примерно тогда же, когда и у всех остальных граждан: во Франции – в 62–67 лет, в Германии – в 64–67 лет, в Австрии – в 63 года.

Ни работники прокуратуры, ни те, кто сопровождает расследование как юристы, не получают статус полиции, который подразумевает особо тяжелые условия труда.

В России повышения пенсионного возраста для «опогоненных», по последним сообщениям СМИ, не произойдет. Более того, отдельным категориям, точнее, прокурорским работникам и следователям в конце 2017 г. пенсии были повышены на 30%.

В качестве обоснования авторы законопроекта выдвигали аргумент, что пенсии военных и полицейских постоянно индексировались, а пенсии бывших следователей и прокуроров – нет.

Стоит понимать, что ни следователь, ни прокурор не заняты тяжелым физическим трудом и выполняют работу, схожую по своему функционалу с обязанностями любого другого профессионального юриста.

Авторы — директор по исследованиям и научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/09/06/780076-pensionnaya-reforma

Массовые увольнения полицейских и рост преступности: чем обернется для россиян реформа МВД

Во сколько лет уходят полицейские на пенсию

В конце ноября стало известно, что на пенсию будут уходить позже не только простые граждане, но и сотрудники правоохранительных органов. За новостью о грядущих реформах последовало массовое увольнение полицейских и попытки вышестоящих органов удержать их на местах.

Пенсионная реформа для полицейских

Увеличение стажа за выслугу лет для силовиков обсуждается уже несколько лет, однако всерьез об этом заговорили в разгар лета. На пресс-конференции министр финансов Антон Силуанов заявил, что Минобороны уже готовит изменения:

«Мы говорили о том, что сегодня есть стаж выслуги для получения права выхода на пенсию военнослужащих. Мы считаем, что этот стаж также должен быть скорректирован. Такие проработки у нас есть и с Министерством обороны, это будет один из элементов наших предложений», — сказал Силуанов. После этого в отделах полиции начались первые увольнения.

Обещанный Силуановым закон появился только через пять месяцев, в конце ноября. Разработанный экспертами МВД проект предусматривает повышение предельного возраста службы на пять лет. Так майоры и подполковники смогут служить до 55 лет, полковники — до 60 лет, а генералы — до 65.

Если офицеры захотят, они смогут продлить себе срок службы еще на пять лет, каждый год проходя медкомиссию. Таким образом, согласно проекту, предельный срок службы может составить до 70 лет.

Согласно пояснительной записке, сделано это для того чтобы сохранить укомплектованность состава и ведущие кадры в структуре.

При этом в реформе есть послабления. Если сейчас размер пенсии по выслуге лет составляет 50 процентов от заработной платы, то когда выслуга лет вырастет с 20 до 25 лет, размер пенсии составить 65 процентов от зарплаты.

Почему полицейские увольняются

При этом самих полицейских эти новость никак не радует — во многих регионах страны сотрудники начали массово увольняться. Это «МБХ медиа» подтвердил в том числе сотрудник полиции из Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий (имя изменено по просьбе героя):

«Сейчас массово пишут заявления об увольнении, — рассказал Дмитрий, — потому что боятся муссируемых предпосылок того, что отменят пенсию. Многие, у кого уже есть 20 лет выслуги, пытаются выйти на пенсию, чтобы реализовать свое право на нее уже сейчас».

При этом, по словам полицейского, руководство пытается всячески успокоить подчиненных, пытаясь убедить их, что все слухи о подготовке реформы — «ложь и провокация». Но это не успокаивает полицейских, которые хотят уйти на пенсию.

Другая причина увольнений — различие между ожиданиями и реальностью.

«Романтика теряется, разбившись о корыто бумажной волокиты, — объясняет Дмитрий.

— Молодежь приходит, смотрит, что все в МВД через заднее место, что вся работа делается не для решения проблем борьбы с преступностью, охраны общественного порядка, а для отчетов перед вышестоящими, чтобы приехал проверяющий, и у него вопросов не было. Молодежь понимает, что система в целом настроена и нацелена на работу внутри себя, а не на помощь гражданам. Вот и бегут».

Мария Дмитриенко / ТАСС

Если и раньше желающих работать в полиции было немного, то теперь и количество действующих сотрудников сокращается в разы. И тогда руководству МВД приходится идти на хитрости:

«Сейчас кадрам (отделам кадров — „МБХ медиа“) дали команду, что если человек увольняется, то его везут чуть ли на прием к генералу в этом субъекте, — рассказывает Дмитрий. — Расспрашивают, какие причины, почему увольняются. И придумывают всякие препятствия — дополнительные отработки, отправляют по инстанциям с обходным листом и прочее. И уволить — тоже целая проблема во многих регионах».

Разумеется, никакой статистики об увольнениях полицейских нигде не ведется — проблема реформы только обсуждается сотрудниками МВД в кулуарах, иногда выходя на уровень СМИ. Но при этом уже сейчас понятно, что еще до введения реформы штат полицейских может сильно сократиться.

«Отношение ко всему скотское, на работе приходится жить. Нагрузка очень большая. А если еще выслугу лет увеличат, так вообще все убегут, — рассказал „МБХ медиа“ бывший сотрудник полиции из Старого Оскола Иван (имя изменено по просьбе героя).

— У нас в городе три опорных пункта. В каждом из них по штату должно быть семь участковых. Один опорный пункт вообще закрыли, участковых там нет, а в двух других по одному участковому. Материалов должно быть в месяц 30, а у них их по 120».

Куда уходят полицейские

Численность сотрудников МВД на начало 2018 года составляла 746 859 человек, то есть примерно 600 полицейских на 100 тысяч граждан. Однако в зависимости от округа эта цифра может сильно меняться.

Больше всего сотрудников на 2016 год было в Центральном федеральном округе — почти 180 тысяч человек. На втором месте находится Сибирский федеральный округ — там сотрудников полиции чуть больше ста тысяч.

Именно туда часто и переходят полицейские, которые увольняются со своих рабочих мест в других регионах.

«Конкретно у нас (в Ямало-Ненецком АО — «МБХ медиа») таких моментов нет, у нас отдел относительно благополучный, — рассказывает Дмитрий. — Все-таки северный коэффициент, год за два-полтора и другие льготные периоды.

Поэтому именно к нам люди идут, и у нас такой кадровой проблемы нет. Наоборот, когда началась эта волна, люди начали переводиться к нам, потому что у нас выслуга лет в полтора-два раза меньше. Поэтому дорабатывать люди идут к нам. И такого массового оттока, как в том же Омске, у нас нет. Там люди в основном стараются перевестись на север”.

Другие увольняющиеся сотрудники уходят совсем в другие области. Как рассказал Иван, он после работы в полиции устроился в ЧОП.

«Кто куда уходит на самом деле. Кто-то таксует, кто-то уходит в охрану, кто-то свои открывает предприятия. И я ни знаю ни одного, кто бы пожалел», — рассказывает Иван.

Влияние на граждан

Как рассказал «МБХ медиа» администратор паблика «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов, только в Москве прогнозируют некомплект полиции в 40 процентов на 2019 год.

По словам Воронцова, из-за реформы преступность в России может вырасти. «В том числе и нельзя исключать переход бывших сотрудников на сторону зла», — отмечает Воронцов.

Предположения администратора паблика подтверждает член СПЧ Андрей Бабушкин.

«Понятное дело, что такие непродуманные реформы приводят к прямо противоположному результату от того, чего хотят реформаторы, — заявляет Бабушкин. — Это, разумеется, отразится на гражданах. Если их будет некому защищать.

Если у меня в районе сейчас ночью вступает два наряда и не успевает отрабатывать территорию на 200 тысяч человек, то если будет один наряд, преступность поднимет голову.

Огромное количество жалоб будет оставаться без реагирования».

По словам члена СПЧ, комитет будет возражать против проведения этой реформы и пытаться каким-то образом на нее повлиять. Однако сейчас предположения делать рано, предполагается, что нововведения вступят в силу только в начале 2019 года. Тогда изменения в криминогенной обстановке и в качестве работы оставшихся сотрудников МВД станут заметнее.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Источник: https://mbk-news.appspot.com/suzhet/massovye-uvolneniya/

Адвокат Аврамов
Добавить комментарий