Маяковский приказ по армии искусства анализ

В. Маяковский о поэте и поэзии

Маяковский приказ по армии искусства анализ

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Разное / В. Маяковский о поэте и поэзии

  Скачать сочинение

    В русской поэтической традиции, начиная с XIX века, существовало два варианта ответа на вопрос, чему служат искусство, поэзия. Первый вариант ответа принадлежит Пушкину: искусство служит вечным ценностям бытия, “служенье муз не терпит суеты”, оно независимо от веяний времени, насущных сиюминутных потребностей, категория пользы ему незнакома.

Второй вариант ответа дает Некрасов: “Я лиру посвятил народу своему”. В противопоставлении “поэт/гражданин” он выбирает гражданина, говоря, что поэзия должна служить “великим целям века”, века, а не вечности.    С именем Маяковского прочно связано представление о поэте-новаторе. Таких смелых радикальных изменений в поэзии не совершил ни один поэт XX века.

    В написанной в 1930 году автобиографии Маяковский говорит: “Я поэт. Этим и интересен. Об этом и пишу”. Кто такой поэт? О чем, зачем, как и для кого он пишет? В чем сущность поэтического творчества?    В стихотворении “Нате!” мы читаем, что поэт — это тот, кто противостоит толпе.

Он — богач среди убогих духом:    Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста     Где-то недокушанных, недоеденных щей;     Вот вы, женщина, на вас белила густо,     Вы смотрите устрицей из раковины вещей.    Он “грубый гунн” с “бабочкой сердца”. Парадоксальное сочетание, но другим поэт в волчьем мире быть не может, потому что толпа, “стоглавая вошь”, беспощадна ко всем, кто не такой, как она.

Удел всех обладающих чувствующим сердцем в этом грубом мире — боль. И поэтому у поэта не слова, а “судороги, слипшиеся комом”. Он не похож на обывателей, но за это несходство платит собственной душой. Бросая вызов окружающему миру, поэт болезненно ощущает свое одиночество. Он готов отдать все сокровища своей души “за одно только слово ласковое, человечье”.

Именно таким — одиноким, нежным, и грубым одновременно — предстает в ранних стихах Маяковского облик поэта.    Революция выявляет новые оттенки в теме поэта и поэзии у Маяковского. В 1918 году он пишет стихотворение “Приказ армии искусств”. Здесь в самом названии важно прежде всего новое представление об искусстве как об армии.

Это совершенно новое определение искусства, которое для Маяковского значимо. Важен и жанр — приказ (ослушание невозможно!).    Если армия, значит — бой. С кем? Против кого? За что? На эти вопросы можно попытаться найти ответ в данном стихотворении. Бой против “старья” и в искусстве, и, прежде всего, в жизни. Бой за нового человека, новый мир, новое искусство.

В самом начале стихотворения содержится призыв:    Товарищи!     На баррикады!     Баррикады сердец и душ.    Если речь идет о “баррикадах сердец и душ”, то, значит, новое искусство должно стать оружием в этой войне прошлого и будущего.

    Песня должна “громить вокзалы”, приводить в движение колеса паровоза, поднимать в бой полки реальной армии:     Все совдепы не сдвинут армий    Если марш не дадут музыканты.    В стихотворении “Приказ № 2 армии искусств” поэт призывает:     Товарищи,    Дайте новое искусство –    Такое,     Чтоб выволочь республику из грязи.

    Песня должна запустить шахты, вывести пароходы из доков, дать “уголь, с Дону”, “нефть из Баку”. Может ли искусство решать такие прикладные задачи? С точки зрения Маяковского, может и должно. Но для этого оно должно стать лозунгом, плакатом, сменить философский пафос на агитационный. Для него поэзия — это род оружия.

    Поэтическое слово должно не только донести до читателя мысль, взволновать его, но и побудить к немедленному действию, смысл и суть которого — построение нового мира. Поэзия оказывается оружием в великой войне прошлого и будущего.    Эта же образная система и в более позднем стихотворении Маяковского — “Разговор с фининспектором о поэзии”.

Стих — это бомба, кнут, знамя, пороховая бочка, которая должна взорвать старый мир. Поэт — это рабочий, труженик, а не избранник и не жрец, он должен делать самую трудную работу ради настоящего и будущего.    Не об этом ли говорит Маяковский в оставшемся незавершенным вступлении к поэме “Во весь голос” (1930 год)?    Стихи — это “старое, но грозное оружие”.

Поэт — “ассенизатор и водовоз, революцией мобилизованный и призванный”. Его стих придет в будущее, как “в наши дни пришел водопровод, сработанный еще рабами Рима”.    Показательна образная система этого стихотворения — “ассенизатор”, “водовоз”, “водопровод”. Для всех этих слов есть общая смысловая категория — “очищать”. Поэт — это тот, кто очищает авгиевы конюшни мира от грязи.

    Но это — поэтическая декларация. В жизни все было трагичнее и страшнее. В жизни приходилось, особенно в последние годы, доказывать свое право называться поэтом революции, в жизни приходилось становиться не только на горло собственной песне, но и собственным убеждениям, например вступать в РАПП, с писателями которого у него не было ничего общего. В жизни приходилось смиряться с тем, что никто не пришел на его выставку, посвященную 20-летию творческой деятельности.    Кто знает, может, именно эти трагические противоречия Маяковский и разрешил выстрелом в сердце — ту самую “бабочку поэтиного сердца”, о которой он говорил еще совсем молодым?..

    Его слово действительно “полководец человечьей силы”. Его голос — голос эпохи.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Разное / В. Маяковский о поэте и поэзии

Источник: //www.litra.ru/composition/get/coid/00069301184864113693/woid/00082501184773069805/

Владимир Маяковский

Маяковский приказ по армии искусства анализ

Маяковский, Владимир Владимирович (19 июля 1893 – 14 апреля 1930) — не только поэт, который хвалит приход новой жизни, и является зеркальным отображением своего состояния, он также был актером, художником, пропагандистом и сатириком.

Человек многих талантов, он создал свою собственную революцию в письменной форме. “Бешеный бык” русской поэзии, “Мастер рифм”, “новатор в поэзии”, “индивидуалист и бунтарь против установленных вкусов и стандартов”.

Маяковский стал одним из основателей Русского футуристического движения. Говорят, что «нет более блестящей фигуры в расцвете русского авангардного искусства, которая следовала за Октябрьской революцией”.

После смерти, поэта восхвалял Сталин, который заявил, что Маяковский “был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи “.

Однако у него была и другая сторона — он был уязвимым и страстным любовником, который отчаянно хотел, чтобы его любили, но, фактически, любимым никогда не был. Его рождение и смерть окруженные тайнами, жизнь самого известного «пролетарского поэта» является не совсем такой, которой она кажется на первый взгляд.

Маяковский и тайна его рождения

Официальная биография Владимира Маяковского твердит, что малой Володя родился 19 июля 1893 года в городе Багдати в Грузии – на то время части Российской империи. Вряд ли кто-то тогда мог себе представить, что сын скромного лесничего станет так знаменит, что место его рождения даже переименуют в его честь: Маяковский — название Багдати в 1940-1990 годах.

Володя был одним из трех детей. У него было две сестры – Ольга и Людмила. Его брат Константин умер в возрасте трех лет. В отца были русские и казачьи корни, у матери – украинские. В доме семья говорила на русском языке.

С друзьями и в школе Маяковский говорил на грузинском. В 1927 году в интервью для газеты «Prager Presse» в Праге он сказал: “Я родился на Кавказе, мой отец казак, моя мать является украинкой. Мой родной язык грузинский.

Таким образом, три культуры едины во мне».

Маяковский страдал от безответной любви. На протяжении всей его жизни музой и любимой женщиной была Лиля (Лили) Брик. Лили знала как Маяковский страдает, но она говорила: «Это не беда. Это хорошо для него. Он будет страдать и писать при этом хорошие стихи».

Лили хотела сохранить свою позицию и быть только музой для Маяковского. Однако некоторые отношения Владимира показали ее с другой стороны. Однажды, когда Маяковский был на грани вступления в брак, Лили убедила его не делать этого, и он не мог сопротивляться.

Маяковский и революция

Владимир Маяковский был отвергнут в качестве добровольца в начале Первой мировой войны, но с 1915 года по август 1917 года он служил чертежником в Петроградском военном автомобильном училище.

Тот факт, что он был в Петрограде (ныне Санкт-Петербург) означал, что он был в сердце Октябрьской революции, в то время когда она произошла.

В это время были написаны такие стихотворения, как «Левый марш», которое он читал матросам в морских театрах, и «Приказ по армии искусства».

Весной 1919 года Маяковский вернулся в Москву и бросился в решение задач по созданию и защите зарождающегося рабочего государства – “работа поэта революции не ограничивается написанием книг”. Агитационные плакаты известные как “Окна РОСТА”, которые производили Маяковский со своими коллегами, покрыли всю страну и донесли информацию полуграмотному населению.

Во время обороны Петрограда в 1919 году Маяковский работал день и ночь над написанием коротких стихов пропаганды и иллюстраций к ним. Его популярность быстро росла. В 1919 году он опубликовал свой первый сборник стихов ” Всё сочинённое Владимиром Маяковским. 1909—1919». Маяковский написал также большое количество сценариев фильмов и сыграл в четырех из них.

К началу 1920-х годов бюрократия закрепилась в советском обществе. Маяковский написал резкую сатиру в адрес бюрократии под названием «Прозаседавшиеся».

Ленин выступил с речью, чтобы сказать насколько он согласен с Маяковским, и что бюрократия разъедает государство рабочих.

В 1924 году Маяковский написал стихотворение на смерть вождя русской революции Владимира Ленина, которое стало обязательным для изучения наизусть для всех советских школьников.

С 1922 по 1928 Маяковский был видным членом творческого объединения под названием «Левый фронт искусств» (ЛЕФ). Вместе с Осипом Бриком он редактировал журнал ЛЕФ.

Маяковский продолжал писать пьесы и работать над рекламными плакатами. Тем не менее, пришло время, когда экспериментальное искусство уже не приветствовалось со стороны властей, и большевики стали нетерпимыми к авангарду. Маяковский был самым известным поэтом страны, но его работы раздражали многих людей.

Его сатира, особенно пьесы “Баня”, вызвала бурную критику со стороны Российской ассоциации пролетарских писателей. К концу 1920-х годов все ухудшилось. Его персональная выставка под названием «20 лет работы Маяковского» в 1928 году была проигнорирована его бывшими коллегами из ЛЕФ'а, а также партийным руководством.

9 апреля 1930 года он читал свою поэму “Во весь мой голос” для студентов, которые заглушили его выступление шумом из-за непонимания.

Маяковский. В конце

Маяковский был одним из немногих писателей, которые позволяли себе свободно выезжать за границу. Он путешествовал по Европе, Мексике, Кубе и Соединенных Штатах, записывая свои впечатления в “Мое открытие Америки”.

Из своих путешествий он привез чемодан книг, периодических изданий, репродукций художественных произведений и плакатов, и распространял материалы среди своих друзей, которые таким образом были в непосредственном контакте с повседневными делами западного мира искусства.

И, конечно, с каждой поездкой он привозил подарки для своей Лили, которая распаковывала их со счастьем ребенка.

Летом 1925 года он отправился в Нью-Йорк, где встретился с иммигранткой Элли Джонс (урожденная Елизавета Петровна Зиберт). Она эмигрировала из России после революции и вышла замуж за англичанина, с которым на то время разлучилась.

Маяковский и Джонс полюбили друг друга, но держали свои отношения в секрете. У Элли от Маяковского родилась дочь в 1926 году, после того как он уехал.

Он видел ее только один раз – в Ницце, Франция – осенью 1928 года, когда ей было три года.

Узнав истинные мотивы поездки в Ниццу (Маяковский утверждал, что это было по состоянию здоровья) Лили начала серьезно беспокоиться. Она нашла решение этой проблемы. В Париже ее сестра представила Маяковского красивой 22-летней Татьяне Яковлевой, которая работала моделью. Маяковский совершенно потерял голову.

Его «Письмо товарищу Кострову о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой» были посвящены ей. Финал этой истории широко известный: Маяковский уговаривал Татьяну выйти за него замуж и даже решил переехал в Париж. Однако ему было отказано в визе, в то же время Лили “случайно” прочитала вслух письмо из Парижа, в котором было сказано, что Татьяна выходит замуж.

Позже выяснилось, что никакая свадьба на тот момент даже не планировалась.

«В январе 1929 года Маяковский сказал, что он был влюблен и пустит себе пулю в лоб, если не увидит эту женщину в скором времени» – вспоминает слова Маяковского одна из бывших его друзей и любовниц – Наталья Брюханенко. Он не увидел «эту женщину» снова. 14 апреля 1930 года он нажал на курок. Многие говорят, что нет никакой связи между этими двумя событиями…

Маяковский и тайна смерти

Предсмертная записка Маяковского гласит:

Всем В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите – это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля – люби меня.

Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо. Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся. Как говорят- “инцидент исперчен”, любовная лодка разбилась о быт.

Я с жизнью в расчете и не к чему перечень взаимных болей, бед и обид. Счастливо оставаться. Владимир М а я к о в с к и й. 12/ IV -30 г. Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным. Сериозно – ничего не поделаешь. Привет.

Ермилову скажите, что жаль – снял лозунг, надо бы доругаться. В.М. В столе у меня 2000 руб. – внесите в налог. Остальное получите с Гиза. В.М.

Он выстрелил в себя из револьвера.

Узнав о его смерти Лили Брик сказала: ” Хорошо, что он застрелился из большого пистолета. А то некрасиво бы получилось: такой поэт — и стреляется из маленького браунинга “.

Широко распространенная версия его смерти говорит, что он нажал на спусковой крючок после того, как поругался с актрисой Вероникой Полонской, с которой он имел краткий, но очень бурный роман.

Полонская была влюблена в поэта, но не желала уходить от мужа. Она была последней, кто видел Маяковского живым.

На момент своей смерти, он был одет в голубую рубашку, галстук-бабочку и хорошо скроенные брюки. Большевики, которые стремились изучить биологический источник гениальности, вскрыли мозг – в отчете о вскрытии записано, что мозг Маяковского весил 1700 граммов (на 360 граммов больше, чем у Ленина).

Тело Маяковского лежало на протяжении трех дней, его посетили 150 тысяч скорбящих.

Однако в течение многих лет слишком много вопросов окружали смерть поэта, чтобы принять это за самоубийство: зачем предсмертная записка была написана за два дня до его смерти? Почему его близкие друзья, Лили и Осип Брик, были спешно отправлены за границу незадолго до этого? Почему пуля, извлеченная из его тела, не соответствовала модели пистолета? И почему его соседи слышали два выстрела? Многие биографы поэта полагают, что он был не таким человеком, который может покончить жизнь самоубийством из-за еще одного разрыва с женщиной.

Единственная дочь Маяковского – Патрисия Томпсон, которая теперь использует ее русское имя – Елена Владимировна Маяковская, профессор философии в Леман Колледже в Нью-Йорке.

Она считает, что обстоятельства смерти ее отца по-прежнему окутаны тайной. «Как ученый и академический ветеран я не смею приводить факты, касающиеся его смерти без реальных доказательств.

Знаю только, что он не покончил с собой, и, добавлю, что если он это и сделал, то точно не из-за женщины».

Некоторые до сих пор считают, что тайна не раскрыта.

Источник: //libverse.ru/mayakovskii/list.html

Такой разный Маяковский: романтик, хулиган и революционер

Маяковский приказ по армии искусства анализ

Собственно, это море свиста и негодования и было не только ожидаемой, но и желанной реакцией на творчество кубофутуристов – отсюда громкие заявления, богоборчество, нецензурщина, общественный вызов. Стряхнуть с языка все поэтические “красивости”, мертвые и не несущие более ни смысла, ни образа, и с помощью такой вот “шоковой терапии” возродить язык чистый, четкий и прикладной.

Нате!

Через час отсюда в чистый переулоквытечет по человеку ваш обрюзгший жир,а я вам открыл столько стихов шкатулок,я – бесценных слов мот и транжир.Вот вы, мужчина, у вас в усах капустаГде-то недокушанных, недоеденных щей;вот вы, женщина, на вас белила густо,вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердцавзгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.Толпа озвереет, будет тереться,ощетинит ножки стоглавая вошь.А если сегодня мне, грубому гунну,кривляться перед вами не захочется – и вотя захохочу и радостно плюну,плюну в лицо вам

я – бесценных слов транжир и мот.

1913

© РИА Новости

Поэт Владимир Маяковский на вечере, посвященном открытию нового корпуса столовой Дома отдыха работников искусств. Сочи. 1929 год

Из стремления к эпатажу – и пренебрежительное отношение к классикам, которых, вопреки создаваемому имиджу, Маяковский не только хорошо знал, но и любил. И эта привязанность нет-нет да и проглядывала даже в самых фамильярных его стихах.

Юбилейное

Александр Сергеевич,       разрешите представиться.                        Маяковский.Дайте руку!      Вот грудная клетка.Слушайте,   уже не стук, а стон;тревожусь я о нем,      в щенка смиренном львенке.Я никогда не знал,         что столько               тысяч тоннв моей   позорно легкомыслой головенке.Я тащу вас.

   Удивляетесь, конечно?Стиснул?   Больно?      Извините, дорогой.У меня,   да и у вас,      в запасе вечность.Что нам   потерять      часок-другой?!Мне приятно с вами,—                    рад,               что вы у столика.Муза это      ловко         за язык вас тянет.Как это     у вас         говаривала Ольга?..Да не Ольга!         из письмаОнегина к Татьяне.

– Дескать,      муж у вас            дурак               и старый мерин,я люблю вас,   будьте обязательно моя,я сейчас же   утром должен быть уверен,что с вами днем увижусь я. -Было всякое:      и под окном стояние,письма,   тряски нервное желе.Вот   когда      и горевать не в состоянии -это,   Александр Сергеич,            много тяжелей.

Айда, Маяковский!         Маячь на юг!Сердце   рифмами вымучь —вот   и любви пришел каюк,дорогой Владим Владимыч.Нет,   не старость этому имя!Тушу   вперед стремя,я с удовольствием      справлюсь с двоими,а разозлить –         и с тремя.Говорят –   я темой и-н-д-и-в-и-д-у-а-л-е-н!Entre nous…      чтоб цензор не нацыкал.

Передам вам –         говорят –               видалидаже   двух      влюбленных членов ВЦИКа.Вот –   пустили сплетню,         тешат душу ею.Александр Сергеич,         да не слушайте ж вы их!Может,      я       один         действительно жалею,что сегодня      нету вас в живых.Мне   при жизни         с вами            сговориться б надо.

Скоро вот         и я            умру               и буду нем.После смерти           нам            стоять почти что рядом:вы на Пе,       а я         на эМ.Были б живы –            стали бы                по Лефу соредактор.Я бы   и агитки        вам доверить мог.Раз бы показал:        – вот так-то, мол,и так-то…Вы б смогли –            у вас                хороший слог.

Я дал бы вам        жиркость            и сукна,в рекламу б        выдал            гумских дам.(Я даже    ямбом подсюсюкнул,чтоб только        быть           приятней вам.)Вам теперь    пришлось бы        бросить ямб картавый.

Нынче    наши перья –              штык                да зубья вил, -битвы революций    посерьезнее “Полтавы”,и любовь    пограндиознее            онегинской любви.Бойтесь пушкинистов.        Старомозгий Плюшкин,перышко держа,         полезет            с перержавленным.- Тоже, мол,        у лефов            появился                Пушкин.

Вот арап!    а состязается –                с Державиным… -Я люблю вас,    но живого,        а не мумию.Навели    хрестоматийный глянец.Вы  по-моему        при жизни            – думаю -тоже бушевали.        Африканец!Сукин сын Дантес!        Великосветский шкода.

Мы б его спросили:    – А ваши кто родители?Чем вы занимались        до 17-го года? -Только этого Дантеса бы и видели.Впрочем,    что ж болтанье!            Спиритизма вроде.Так сказать,    невольник чести…            пулею сражен…Их и по сегодня        много ходит -всяческих    охотников        до наших жен.Хорошо у нас    в Стране Советов.

Можно жить,    работать можно дружно.Только вот        поэтов,            к сожаленью, нету -впрочем, может,        это и не нужно.Ну, пора:    рассвет        лучища выкалил.Как бы    милиционер        разыскивать не стал.На Тверском бульваре        очень к вам привыкли.Ну, давайте,        подсажу            на пьедестал.Мне бы   памятник при жизни            полагается почину.Заложил бы        динамиту             – ну-ка,                 дрызнь!Ненавижу    всяческую мертвечину!Обожаю

    всяческую жизнь!

1924

© РИА Новости

Памятник Владимиру Маяковскому. Работа фотографа Ивана Денисенко “Москва моя – страна моя”, фотовыставка “АПН-69”

Маяковский и его нежность

Такова оборотная сторона каждого яркого, популярного в народе образа – он застыл на поэте, как маска.

При том, что сам Владимир Маяковский был куда глубже и, как ни стыдно, куда нежнее этого громогласного хулигана, которого хотела и привыкла видеть толпа.

Скромность, присущая Маяковскому, который в своих программных стихотворениях успел поставить себя вровень не только с Пушкиным, но и с богом, и с самим солнцем, все же читалась в его строках.

Облако в штанах

Я,златоустейший,чье каждое словодушу новородит,именинит тело,говорю вам:мельчайшая пылинка живогоценнее всего, что я сделаю и сделал!

1915

Теряясь в общей массе “агитки” и напускной бравады, именно эта присущая поэту скромность и делала его “универсальным солдатом”, годным не только увлекать массы громким словом, но и щекотать у читателя в горле проникновенными строфами, с позволения сказать, лирики.

Себе, любимому

Пройду,любовищу мою волоча.В какой ночибредовой,недужнойкакими Голиафами я зачат -такой большой

и такой ненужный?

1916

Источник: //ria.ru/20130719/832735607.html

Анализ стихотворения Маяковского Приказ по армии искусства

Маяковский приказ по армии искусства анализ

1918Канителят стариков бригады канитель одну и ту ж. Товарищи! На баррикады!- баррикады сердец и душ. Только тот коммунист истый, кто мосты к отступлению сжег. Довольно шагать, футуристы, В будущее прыжок! Паровоз построить мало – накрутил колес и утек.

Если песнь не громит вокзала, то к чему переменный ток? Громоздите за звуком звук вы и вперед, поя и свища. Есть еще хорошие буквы: Эр, Ша, Ща. Это мало – построить парами, распушить по штанине канты. Все совдепы не сдвинут армий, если марш не дадут музыканты.

На улицу тащите рояли, барабан из окна багром! Барабан, рояль раскроя ли, но чтоб грохот был, чтоб гром. Это что – корпеть на заводах, перемазать рожу в копоть и на роскошь чужую в отдых осоловелыми глазками хлопать. Довольно грошовых истин. Из сердца старое вытри. Улицы – наши кисти. Площади – наши палитры.

Книгой времен тысячелистой революции дни не воспеты. На улицы, футуристы,

барабанщики и поэты!

Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Приказ по армии искусства»

Стихотворение-манифест Маяковского «Приказ по армии искусства» впервые было опубликовано в 1918 году еженедельной газетой «Искусство коммуны» в виде передовицы.

Страницы издания, выходившего в свет в период с декабря 1918 по апрель 1919, активно использовались приверженцами футуризма для пропаганды своих взглядов на творчество и окружающую реальность.

В произведении Владимира Владимировича перед читателями предстает образ строительства новой жизни в стране, где не так давно к власти пришла партия большевиков во главе с Лениным. Одна из ключевых тем стихотворения, поданная намеренно плакатно, лозунгово, — обретение новой правды.

В государстве, победившем самодержавие, должно все кардинально поменяться. Людям необходимо навсегда избавиться от устаревшего нравственного, эмоционального содержания жизни. В «Приказе по армии искусства» предлагается «из сердца старое вытереть».

Маяковский активно пользуется терминологией художников, провозглашая улицы кистями, площади – палитрами. В переходный период человек должен представлять собой чистое полотно, вскоре на его сердце будет запечатлен новый образ жизни. В качестве художников поэт предлагает некую группу футуристов-революционеров. В стихотворении она фактически заменяет лирического героя.

В «Приказе по армии искусства» выражается готовность подчинить армейской дисциплине то, что в теории всегда должно оставаться свободным, — творчество.

Владимир Владимирович призывает тех, кто имеет отношение к литературе, музыке, театру, кино и так далее, выйти на «баррикады сердец и душ», принеся на улицы барабаны и рояли. По его мнению, искусству следует двигаться в авангарде трудовых и военных армий, обгоняя даже вождей революции.

Он искренне считает, что «все совдепы» не смогут сдвинуть войска, «если марш не дадут музыканты». При этом выбранный поэтом жанр – приказ – подразумевает отсутствие возможности ослушания. Новое искусство, по мысли Маяковского, рождается на площадях и улицах. Соответственно, его стоит считать коллективным.

Здесь появляется переосмысление важных положений символистской эстетики. В частности, речь идет об идеях Вячеслава Иванова, касающихся соборного и теургического искусства.

В 1921 году Маяковский написал продолжение – «Приказ № 2 по армии искусства». В нем поэт призывает дать новое искусство, способное «выволочь республику из грязи».

Анализы других стихотворений

  • Анализ стихотворения Анны Ахматовой «Слава тебе, безысходная боль!»
  • Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Безглагольность»
  • Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Белый ангел»
  • Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Белый лебедь»
  • Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Бесприютность»

Приказ по армии искусства

Канителят стариков бригады

канитель одну и ту ж.

баррикады сердец и душ.

Только тот коммунист истый,

кто мосты к отступлению сжег.

Довольно шагать, футуристы,

в будущее прыжок!

Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Приказ № 2 армии искусств »

На втором этапе развития футуристического движения в России в его поэзии появился новый самостоятельный жанр – приказ. Обращение к нему характерно для периода от второй половины 1910-х до начала 1920-х. Его возникновение напрямую связано с идеологией футуристов, которые считали себя новыми художниками, или «новыми людьми».

Они были готовы не просто участвовать в обновлении мира, но и руководить этим процессом. К жанру приказа Маяковский обратился после Великой Октябрьской революции. Сначала на свет появился «Приказ по армии искусства» (1918).

В этом стихотворении люди творческие призываются на баррикады вместе с «роялями и барабанами», чтобы создавать новое искусство, соответствующее духу советской действительности. В 1921 году Владимир Владимирович создал продолжение – «Приказ № 2 по армии искусств». В обоих случаях он объединил художников в армию, уподобив их солдатам.

В итоге искусство в его стихотворениях стало мощным орудием борьбы. При этом не стоит забывать, что жанр приказа подразумевает невозможность ослушания.

Начинается «Приказ № 2 армии искусств» с многочисленных обращений. Маяковский адресует строки произведения нескольким категориям творческих людей. Среди них оказываются упитанные баритоны; художники, по-старому рисующие «цветочки и телеса»; имажинисты; символисты; акмеисты; сотрудники Пролеткульта.

Интересно, что достается и футуристам, к которым Маяковский был близок. Лирический герой стихотворения призывает отказаться от устаревшего искусства, забыть «рифмы», «арии», «розовый куст» и «прочие мелехлюндии», не рассказывать о частной жизни человека.

Кроме того, стоит оставить в прошлом споры, касающиеся методов и направлений. Чтобы творческая деятельность приносила нужные плоды, представителям разных течений придется объединиться. По мнению героя, стране в настоящее время нужны мастера, а не «длинноволосые проповедники».

Он искренне считает, что необходимо придумать новое искусство, которое сумеет «выволочь республику из грязи». Плодам «правильного» творчества отводится важнейшая роль. С их помощью можно и уголь добыть, и нефть.

Искусство должно не только волновать читателей, заставлять мыслить, но и провоцировать на активную деятельность, связанную с построением нового мира. Для этого ему стоит, как минимум, сменить философский пафос на агитационный.

Анализы других стихотворений

  • Анализ стихотворения Константина Батюшкова «Мой гений»
  • Анализ стихотворения Константина Батюшкова «Радость (Любимца Кипридина. )»
  • Анализ стихотворения Андрея Белого «В полях (Солнца контур старинный. )»
  • Анализ стихотворения Андрея Белого «Веселье на Руси»
  • Анализ стихотворения Андрея Белого «Жди меня»

Приказ № 2 армии искусств

потрясающие театрами именуемые притоны

ариями Ромеов и Джульетт.

«Приказ по армии искусства» В.Маяковский

«Приказ по армии искусства» Владимир Маяковский

Канителят стариков бригады канитель одну и ту ж. Товарищи! На баррикады!- баррикады сердец и душ. Только тот коммунист истый, кто мосты к отступлению сжег. Довольно шагать, футуристы, В будущее прыжок! Паровоз построить мало — накрутил колес и утек.

Если песнь не громит вокзала, то к чему переменный ток? Громоздите за звуком звук вы и вперед, поя и свища. Есть еще хорошие буквы: Эр, Ша, Ща. Это мало — построить парами, распушить по штанине канты. Все совдепы не сдвинут армий, если марш не дадут музыканты.

На улицу тащите рояли, барабан из окна багром! Барабан, рояль раскроя ли, но чтоб грохот был, чтоб гром. Это что — корпеть на заводах, перемазать рожу в копоть и на роскошь чужую в отдых осоловелыми глазками хлопать. Довольно грошовых истин. Из сердца старое вытри. Улицы — наши кисти.

Площади — наши палитры. Книгой времен тысячелистой революции дни не воспеты. На улицы, футуристы,

барабанщики и поэты!

Анализ стихотворения Маяковского «Приказ по армии искусства»

Стихотворение-манифест Маяковского «Приказ по армии искусства» впервые было опубликовано в 1918 году еженедельной газетой «Искусство коммуны» в виде передовицы.

Страницы издания, выходившего в свет в период с декабря 1918 по апрель 1919, активно использовались приверженцами футуризма для пропаганды своих взглядов на творчество и окружающую реальность.

В произведении Владимира Владимировича перед читателями предстает образ строительства новой жизни в стране, где не так давно к власти пришла партия большевиков во главе с Лениным. Одна из ключевых тем стихотворения, поданная намеренно плакатно, лозунгово, — обретение новой правды.

В государстве, победившем самодержавие, должно все кардинально поменяться. Людям необходимо навсегда избавиться от устаревшего нравственного, эмоционального содержания жизни. В «Приказе по армии искусства» предлагается «из сердца старое вытереть».

Маяковский активно пользуется терминологией художников, провозглашая улицы кистями, площади – палитрами. В переходный период человек должен представлять собой чистое полотно, вскоре на его сердце будет запечатлен новый образ жизни. В качестве художников поэт предлагает некую группу футуристов-революционеров. В стихотворении она фактически заменяет лирического героя.

В «Приказе по армии искусства» выражается готовность подчинить армейской дисциплине то, что в теории всегда должно оставаться свободным, — творчество.

Владимир Владимирович призывает тех, кто имеет отношение к литературе, музыке, театру, кино и так далее, выйти на «баррикады сердец и душ», принеся на улицы барабаны и рояли. По его мнению, искусству следует двигаться в авангарде трудовых и военных армий, обгоняя даже вождей революции.

Он искренне считает, что «все совдепы» не смогут сдвинуть войска, «если марш не дадут музыканты». При этом выбранный поэтом жанр – приказ – подразумевает отсутствие возможности ослушания. Новое искусство, по мысли Маяковского, рождается на площадях и улицах. Соответственно, его стоит считать коллективным.

Здесь появляется переосмысление важных положений символистской эстетики. В частности, речь идет об идеях Вячеслава Иванова, касающихся соборного и теургического искусства.

В 1921 году Маяковский написал продолжение – «Приказ № 2 по армии искусства». В нем поэт призывает дать новое искусство, способное «выволочь республику из грязи».

Приказ по армии искусства
Стихотворение Владимира Маяковского

Канителят стариков бригады канитель одну и ту ж. Товарищи! На баррикады!- баррикады сердец и душ. Только тот коммунист истый, кто мосты к отступлению сжег.

Довольно шагать, футуристы, В будущее прыжок! Паровоз построить мало – накрутил колес и утек. Если песнь не громит вокзала, то к чему переменный ток? Громоздите за звуком звук вы и вперед, поя и свища.

Есть еще хорошие буквы: Эр, Ша, Ща.

Это мало – построить па рами, распушить по штанине канты. Все совдепы не сдвинут армий, если марш не дадут музыканты. На улицу тащи те рояли, барабан из окна багром! Барабан, рояль раскроя ли, но чтоб грохот был, чтоб гром.

Это что – корпеть на заводах, перемазать рожу в копоть и на роскошь чужую в отдых осоловелыми глазками хлопать. Довольно грошовых истин. Из сердца старое вытри. Улицы – наши кисти. Площади – наши палитры. Книгой времен тысячелистой революции дни не воспеты.

На улицы, футуристы, барабанщики и поэты!

Владимир Маяковский.Навек любовью ранен.

Москва: Эксмо-Пресс, 1998.

Темы соседних сочинений

← Поэт рабочий↑ МаяковскийПришла деловито за рыком →

Источник: //ostihe.ru/analiz-stihotvoreniya/mayakovskogo/prikaz-po-armii-iskusstva

Адвокат Аврамов
Добавить комментарий