Какие налоги нужно уплатить предприятию при сдаче металлолома

На рынке лома наводят порядок

Какие налоги нужно уплатить предприятию при сдаче металлолома

В России снова возвращается практика взимания налога на добавленную стоимость за лом и отходы цветных и черных металлов, вторичного алюминия и его сплавов. Согласно подписанному президентом РФ Владимиром Путиным закону, реализация данных товаров перестанет быть операцией, освобожденной от НДС.

«При реализации на территории РФ налогоплательщиками (за исключением налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога) сырых шкур животных, а также лома и отходов черных и цветных металлов, алюминия вторичного и его сплавов налоговая база определяется исходя из стоимости реализуемых товаров, определяемой в соответствии со статьей 105 настоящего кодекса, с учетом налога», – отмечается в документе.

При этом платить НДС за соответствующие операции станет покупатель. «Налоговыми агентами признаются покупатели товаров…за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями», – говорится к тексте закона. Таким образом, отрасль станет частью эксперимента по переложению уплаты НДС и сдачи соответствующих деклараций на покупателя.

Налог на добавленную стоимость при продаже лома черных и цветных металлов существовал до 2008 года.

Однако в тот период процветали схемы хищений НДС: при заготовке и реализации лома черных и цветных металлов через подставные фирмы, пользуясь механизмом возмещения НДС, из бюджета выводилось до 20 млрд рублей в год. Чтобы решить эту проблему, было введено освобождение операций по их реализации от налогообложения.

По данным мониторинга, сформированного НП НСРО «РУСЛОМ.КОМ» ежегодная экономия государственного бюджета только на экспортных операциях (возврат НДС экспортерам) черного лома после отмены НДС в 2009 году составляла в среднем 2 млрд руб.

При этом сократилось и количество хозяйствующих субъектов, имеющих лицензии на заготовку, переработку и реализацию лома цветных металлов.

Эти факты свидетельствовали о временном прекращении функционирования схем хищения НДС, основанных на многократных перепродажах лома с хищением налога через фирмы-однодневки, отмечали эксперты.

Значительно упростилось администрирование уплаты НДС при обращении лома и отходов черных и цветных металлов в связи с сокращением числа участников рынка, ответственных за уплату налога со стоимости лома.

Освобождение операций по заготовке и реализации лома черных и цветных металлов от НДС было действенно в течение нескольких лет, отмечает директор Совета промышленных предприятий вторичной цветной металлургии Дмитрий Пузанов. «Однако, начиная с 2011–2012 гг, недобросовестными участниками рынка были отработаны и внедрены новые схемы хищений НДС уже на этапе переработки лома и реализации полученной продукции», – констатирует он.

Понять, почему правительство решило вернуть НДС на лом вполне можно: помимо стремления повысить собираемость налогов, существовала так же проблема устранения лазейки в законодательстве, пользуясь которой под категорию «лом» попадала большая часть сырья, используемая металлургами, что позволяло им снижать налогооблагаемую базу, отмечает партнер практики «Промышленность» АО «НЭО Центр» Александр Ракша.

Полностью исключить функционирование таких схем не смогло даже внедрение АСК НДС-2 (автоматизированная система контроля, запущенная ФНС для проверки декларации по НДС). Поэтому вновь назрел вопрос о внесении изменений в законодательство, направленных на исключение возможности уклонения от уплаты налога при производстве и реализации продукции из лома и отходов, добавляет Пузанов.

При этом ряд отраслевых игроков были очень недовольны таким решением.

Ассоциация «Русская сталь» даже направила в Госдуму и правительство обращение с просьбой не вводить НДС на лом и отходы черных и цветных металлов, указав, что в текущих условиях данная мера может привести к отвлечению оборотных средств в отрасли.

Однако законопроект был принят в третьем чтении еще до того, как обращение было доставлено.

Первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Ирина Гусева ранее говорила ТАСС, что до принятия данного законопроекта в первом чтении депутаты приглашали на площадку комитета экспертов.

«До принятия в первом чтении мы приглашали на площадку комитета экспертов, смотрели, где нам сейчас, в условиях экономического кризиса, с какими налогами работать. И мы посмотрели, что есть отрасли, и есть такой бизнес. С нашей точки зрения, достаточно было налоговых каникул.

Я не видела возмущения, не знаю об этом, но если это есть, будем слушать. Закон – живой механизм, в него могут вноситься поправки. Но здесь и сейчас было принято именно такое решение. При этом мы открыты к диалогу всегда», – подчеркнула она.

К настоящему времени освобождение реализации лома от НДС совершенно не выполняет своей задачи предотвращения хищений налога, отмечал генеральный директор предприятия по производству медной катанки и проволки ООО «ЭЛКАТ» Максим Третьяков, выступая на конференции Новые тенденции рационального использования вторичных ресурсов и проблемы экологии». По его словам, на последней стадии обращения медного лома перед поставкой на металлургические заводы он весь «превращается» в продукцию, поставляемую с НДС.

Между тем, как пояснил «Газете.Ru» один из участников рынка, в новой редакции закона учтены основные «опасения» некоторых представителей отрасли. Например, в окончательной редакции закона налогоплательщик – налоговый агент – при покупке товара исчисляет налог к уплате в бюджет и принимает его к вычету в том же налоговом периоде, а не в следующем.

При этом он подчеркнул, что данная мера не приведет к росту цен на металлопродукцию, о которой ранее предупреждали противники данного закона.

«Никакого влияния на себестоимость производства металлопродукции на металлургических заводах введение «налогового агентирования» оказать не способно. А вот падение закупочных цен на лом весьма вероятно, но только в той мере, в которой не уплачиваемый переработчиками лома в бюджет НДС использовался участниками схем для конкуренции на рынке сырья», – отмечает собеседник «Газеты.Ru».

По оценкам экспертов, в 2016 году российские предприятия отправили на внешние рынки порядка 4 млн тонн лома черных металлов, заработав свыше $0,78 млрд.

Источник: //www.gazeta.ru/business/2017/12/01/11023280.shtml

Журналистское расследование подтвердило, что отечественный рынок металлолома практически полностью находится в тени

Иногда создается впечатление, что Украина возвращается в мрачные 90-е годы. Во всяком случае все чаще можно слышать, что для сдачи на металлолом то украли канализационный люк, то разобрали кладбищенскую ограду, а то и срезали высоковольтный кабель.

На самом деле сбор металлического лома является очень важным для страны бизнесом. При условии, что старый металл собирается законно, а налоги, полученные государством от этой деятельности, идут на помощь инвалидам, пенсионерам, детям.

То есть часть денег от продажи лома или произведенной из него продукции должна поступать в бюджет, и оттуда — направляться на помощь социально незащищенным людям. Но пока так не происходит. Тысячи тонн украинского металлолома «всерую» уходят за границу, государство же от такого бизнеса получает копейки.

На днях на канале ICTV в программе «Дістало!» был показан сюжет об особенностях отечественного бизнеса, связанного с металлоломом, вызвавший широкий резонанс среди зрителей программы и читателей «ФАКТОВ». Оказалось, что масштаб полулегальной торговли ломом колоссальный.

При этом отечественные металлургические предприятия испытывают острый дефицит лома, столь необходимого для их нормальной работы и для нашей стабильной жизни.

В сюжете программы «Дістало!» журналистам удалось ознакомиться со многими аспектами полулегального бизнеса — от сбора лома до его вывоза за границу. Свой путь старый металл начинает с неприметных подпольных приемных пунктов, не имеющих, как правило, никаких разрешительных документов.

Размещаются они в гаражах, частных домах, подвалах. Там принимают всё — канализационные люки, кастрюли, трубы. Не так охотно берут крупные конструкции, например, ржавые автомобили. С ними много хлопот. Зато идеальный товар — электропровода. Ради них люди решаются даже на преступления.

Стоит отметить, что по закону принимать можно только так называемый бытовой металл. Все остальное — запрещено. Однако на самом деле никто законов не соблюдает. Рынок находится в тени.

В откровенной беседе причастные к теневому бизнесу люди признаются, что на низшем уровне «металлоломной иерархии» работу сборщиков и реализаторов крышуют участковые инспекторы милиции.  же рабочая сила — бездомные.

Дальше по пути лома его контролем занимаются уже более серьезные представители власти.

Из гаражей и подвалов лом свозится на металлобазы, имеющие лицензию на его сбор. Как рассказал журналистам сумчанин Борис Нечвеев, чьи окна выходят прямо на территорию одной из таких баз, там работа кипит круглосуточно.

Что-то режут, прессуют, грузят… Шум стоит ужасный, а от постоянной вибрации дом Бориса дал трещину. Все его жалобы в разные инстанции остались без ответа. Еще бы! Бизнес процветает, а значит, кормит многих «нужных» людей.

Ведь, по подсчетам Нечвеева, еженедельно с базы вывозится около 70 тонн металла. А сколько таких баз по всей Украине?

В то же время отечественные металлургические предприятия часто испытывают нехватку лома, необходимого для выплавки металлопродукции.

— С начала года все реже на завод поступает лом, — рассказал сталевар одного из металлургических предприятий Евгений Дзерук. — В результате мы стабильно два дня в неделю простаиваем.

Действительно, на территории металлургического завода запасов лома нет. Так куда же он девается? Не секрет, что с металлобаз лом, минуя металлургические предприятия, свозят в речные и морские порты и грузят на корабли. А дальше его путь лежит за границу, чаще всего в Турцию.

— По итогам первого квартала мы можем выйти на миллион тонн годового дефицита металлолома в отрасли, — заявил председатель совета Федерации металлургов Украины Сергей Билецкий.

— Все эти недостающие нам объемы лома уходят на экспорт. Если говорить о наиболее зависимых от лома электрометаллургических предприятиях, то уже сейчас многие из них становятся нерентабельными.

Это может привести к очень серьезным последствиям, вплоть до остановки производства.

Возникает естественный вопрос: а почему же люди не могут сдавать металл сразу на металлургические предприятия или в организованные ими пункты сбора? Сейчас система построена так, что для официальной сдачи металлолома нужно иметь огромное число подтверждающих документов, а также заплатить налог на доходы физических лиц в размере 15 процентов. В отличие, например, от сдачи другого вторсырья — макулатуры или стеклотары, где ничего этого нет.

Но самое главное, что фирмы, собирающие металл, заинтересованы в том, чтобы продавать неучтенные тысячи тонн за границу, а не поставлять их легально отечественным метпредприятиям. Тем более в Украине действуют квоты на экспорт металла, то есть правительство это разрешает, рассказывают журналисты ICTV.

Дать необходимое сырье украинским предприятиям можно было бы простым изменением квот. Но государство поступило наоборот. Например, в нынешнем году на экспорт пойдут 1 миллион 250 тысяч тонн металлолома. Это самый высокий показатель за последние десять лет.

Более того, определенные бизнес-группы пытаются внести в парламент законопроекты о повышении квот до четырех миллионов тонн в год или вовсе об отмене квот и разрешении бесконтрольного вывоза металлолома из страны.

Остается надеяться, что в Верховной Раде и правительстве достаточно здравомыслящих людей, понимающих, к каким пагубным последствиям могут привести столь радикальные решения.

— В стране все-таки война, — заметил министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус. — Полностью открыть рынок и вывезти весь металлолом из Украины — это было бы неправильно.

А пока вместо лома металлургам приходится использовать более дорогие продукты (например, чугун) или импортировать сырье из России. Оба эти фактора существенно повышают стоимость украинского металла.

В то время как Китай обложил экспорт своего лома 40-процентной пошлиной, а Казахстан вообще запретил его вывоз из страны, в Украине рынок металлолома уверенно уходит в тень.

Ведь в теневых сделках с металлоломом вращается до 800 миллионов долларов, утверждают тележурналисты.

Учитывая широкий резонанс, вызванный изложенным выше сюжетом, «ФАКТЫ» решили узнать подробности его подготовки у автора — журналиста канала ICTV Сергея Антонова.

— Что вас больше всего потрясло в процессе подготовки сюжета?

— Самой темой сбора и оборота металлолома я занимаюсь уже давно. Первые материалы делал еще о «распиле» бронетехники в зоне АТО.

Однако, сколько бы я ни беседовал об этом с людьми, собрать неопровержимые доказательства, документально подтвержденные факты не удавалось. Но все, с кем я встречался, говорили одно и то же: не лезь в это дело, потому что тебя могут убить.

Меня убеждали, что люди за дан­ным бизнесом стоят очень опасные и покрывают их непосредственно спецслужбы.

В процессе своих расследований я опросил множество людей, занимающихся таким бизнесом, — от предпринимателей, принимающих металл, до тех, кто его режет и отправляет на продажу. Но официально, на камеру, мне как журналисту все утверждали в один голос: металл они не покупают и никуда не продают.

Зато, когда мы решили сделать вид, что сами хотим сдать металлолом, стало интереснее. Приемщики металла осторожно, по предварительному телефонному звонку, но все же соглашались покупать лом и даже рассказывали, где его можно взять. Правда, признавали, что по закону они не имеют права это делать.

Подобная ситуация во всех регионах Украины. В частности, когда я был в Днепропетровске, то оказалось что официально металлолом в городе как бы никто не покупает и не продает. А вот неофициально покупают и продают все — найти точки нелегального сбора оказалось несложно.

— На ваш взгляд, насколько криминализирован рынок сбора и дальнейшей реализации лома?

— Исходя из моих исследований, весь рынок — от сбора металлолома у населения до оптовой продажи за рубеж — работает в тени, в обход существующих законов. Поэтому и занимаются этим теневым бизнесом люди, имеющие доступ к высшим эшелонам власти. Там, наверху, их прикрывают и получают за это деньги, причем немалые.

— Есть ли выход из сложившейся ситуации? Каким образом можно вывести рынок из тени?

— Выход есть. В первую очередь нужно решить вопрос с уплатой налога на доходы физических лиц от сдачи металлолома. Необходимо или его отменить, или выработать порядок, который позволит платить налог, не боясь последствий. И одновременно с этим — поднять пошлину или ограничить экспорт долей от внутреннего потребления.

Ведь сейчас созданы такие условия, что обычный человек, желающий сдать скопившийся у него во дворе металлолом, не может сделать это законно, легальному приемщику. Ему легче выбросить свой старый холодильник, чем сдать его в лом официально. Зато он имеет возможность продать холодильник в каком-то подпольном гараже неизвестно кому.

Сейчас полностью отсутствует государственный контроль за тем, кто и, главное, какой металл принимает. Откуда принесли железо, никого не интересует.

Принимают всё — будь то украденный канализационный люк, высоковольтный электропровод или ограда с кладбища. Ведь понятно же, что бомжи, являющиеся основными сборщиками металла, несут все, что плохо лежит.

Они даже не гнушаются воровать рабочие, действующие инженерные или электротехнические конструкции, чем создают угрозу для жизни и здоровья окружающих.

Кстати, недавно в парламенте был подготовлен и подан на рассмотрение законопроект, способный изменить ситуацию на рынке металлолома и вывести его из тени. Подробнее об этом «ФАКТАМ» рассказала заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам промышленной политики и предпринимательства Александра Кужель.

— Сейчас в парламенте находится на рассмотрении законопроект, которым убирается коррупционная составляющая при определении и установлении Министерством экономики квот на экспорт металлолома. Вместо этого вводится открытый механизм определения таких квот.

А именно: экспортироваться может только металлолом, собранный с соблюдением всех норм действующего законодательства и в объемах, не востребованных отечественными металлургическими предприятиями. Причем квоты на экспорт лома будут продаваться на открытом аукционе.

Таким образом, помимо разрушения коррупционных схем, государство получит дополнительные доходы.

Некоторые депутаты и чиновники предлагали вообще отменить квотирование и разрешить свободную продажу украинского металлолома за границу. Но такое решение нанесет непоправимый ущерб отечественной экономике.

Я знаю немало примеров, когда целые заводы просто резали на металлолом и вывозили за границу, потому что владельцам было выгоднее получить быструю прибыль, чем вкладывать свои деньги в реконструкцию и модернизацию предприятия. К сожалению, бизнес никогда не бывает духовным. Он всегда создается с одной целью — получение прибыли.

А значит, государство обязано защищать свой внутренний рынок, но при этом правила игры должны быть честными, исключающими возможность коррупции.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: //fakty.ua/201834-obychnomu-cheloveku-legche-vybrosit-svoj-staryj-holodilnik-chem-sdat-ego-v-lom-legalno

Кто в ответе за металлолом после демонтажа

Какие налоги нужно уплатить предприятию при сдаче металлолома

Банки порой выступают заказчиками строительно-монтажных работ, связанных с реконструкцией основных средств. В этом случае при демонтаже оборудования могут возникнуть непригодные для дальнейшего использования остатки различных металлоконструкций — металлолом. Рассмотрим, кто в ответе за его учет, сдачу на переработку и как его учесть в бухгалтерском и налоговом учете.

Кто собственник металлолома

В отношении своего имущества собственник вправе совершать любые действия, не противоречащие законодательству, общественной пользе и безопасности и др. .

В том числе демонтировать имущество силами подрядчика на основании заключенного с ним договора строительного подряда.

После демонтажа заказчик остается собственником того, что осталось от его имущества, в том числе остатков металлоконструкций, не пригодных для дальнейшего использования.

От таких остатков нужно отличать строительный мусор, который образуется в процессе выполнения строительно-монтажных работ при возведении, реконструкции, ремонте, реставрации, благоустройстве объектов строительства, не связанных с работами по разборке конструкций, демонтажу, сносу зданий, сооружений. Собственником (производителем) таких отходов является подрядчик .

Металлолом = отходы

Остатки металлоконструкций (металлолом), которые образовались после демонтажа, утратили свои потребительские свойства и не могут быть использованы по месту строительства, являются отходами производства .

Обратите внимание!
При разработке проектной документации на строительство заказчику нужно предусмотреть комплекс мероприятий по обращению с отходами, включающий в себя, в частности, определение мест временного хранения отходов на строительной площадке, проектные решения по перевозке отходов на объекты по использованию отходов, иные мероприятия .

К лому и отходам металлоконструкций (металлолому) относятся отходы черных и цветных металлов — в частности, пришедшие в негодность или утратившие эксплуатационную ценность оборудование, узлы и агрегаты, изделия из черных и цветных металлов . Порядок обращения с такими отходами определен .

На заметку
К черным металлам относятся: чугун, сталь, ферросплавы и изделия из них.
К цветным металлам относятся: алюминий, вольфрам, кадмий, кобальт, магний, медь, молибден, никель, олово, ртуть, свинец, титан, цинк, их сплавы и изделия из них .

Что делать с металлоломом

Отходы черных и цветных металлов, которые образуются в процессе хозяйственной деятельности у организаций, нужно сдать заготовительной организации Белорусского государственного объединения по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов — ГО «Белвтормет» (//www.bvm.by/) или отгрузить по их нарядам .

Наряд нужно получить на перемещение лома и отходов черных и цветных металлов на территории Республики Беларусь и за ее пределы, за исключением сдачи лома и отходов ГО «Белвтормет» .

На заметку
Срок хранения металлолома у заказчика строительно-монтажных работ не должен превышать трех месяцев с даты образования минимальной отгрузочной партии. Такая партия — это специализированный автомобиль или железнодорожный вагон в зависимости от способа вывоза, применяемого данным субъектом и определенного в договоре с заготовительной организацией .

Имеется требование о том, что заказчик — собственник отходов, образующихся в результате разборки конструкций и (или) сноса, обязан обеспечить прием перерабатывающими предприятиями строительных отходов (вторичных материальных ресурсов), образующихся в результате разборки (сноса) зданий (сооружений) на безвозмездной основе .

На заметку
За нарушение порядка учета, сбора, хранения, транспортировки, металлолома, несдачу его в установленные сроки установлена административная ответственность .

Может ли подрядчик сдать металлолом

Заказчик имеет право поручить подрядчику сдачу металлолома, который образовался после демонтажа металлоконструкций в процессе производства строительно-монтажных работ.

Оформить это поручение можно, например, одним из способов: заключить гражданско-правовой договор с подрядчиком на перевозку металлолома для сдачи в организации ГО «Белвтормет» или внести соответствующее условие в договор строительного подряда . При этом договор с организацией ГО «Белвтормет» заключается собственником металлолома — заказчиком в строительстве.

Для перевозки металлолома в организацию ГО «Белвтормет» собственник (заказчик в строительстве) оформляет сопроводительный паспорт перевозки отходов производства .

В нем указываются, в частности, сведения об организации — перевозчике отходов производства; о транспортном средстве, на котором перевозятся отходы производства.

Паспорт оформляется в двух экземплярах, которые подписываются с указанием даты должностным лицом собственника отходов и должностным лицом перевозчика отходов производства.

Первый экземпляр остается у собственника отходов, второй передается водителю транспортного средства, предназначенного для перевозки отходов . Рекомендуем передать водителю в том числе заверенные копии документов: договора, заключенного с ГО «Белвтормет»; договора, на основании которого осуществляется перевозка металлолома.

На перемещение металлолома в организации ГО «Белвтормет» наряд получать не требуется .

Бухгалтерский учет

Банки — собственники отходов черных и цветных металлов (металлолома) должны обеспечить у себя учет в соответствии с требованиями законодательства по бухгалтерскому учету и отчетности. Такой учет включает в себя в том числе правильное и своевременное документальное отражение операций и обеспечение достоверных данных по поступлению и отпуску металлолома .

Для своевременного оприходования в бухгалтерском учете металлолома, полученного в результате демонтажных работ на объекте банка-заказчика, банк может применять рекомендованную к применению форму акта оприходования материалов, полученных от разборки (форма С-14) .

На заметку
Операции по оприходованию металлолома в бухгалтерском учете и отчетности осуществляются в том отчетном периоде, в котором произведен демонтаж оборудования .

Образовавшийся металлолом учитывается в составе запасов на балансовом счете 5600 в соответствии с установленным банком порядком ведения аналитического учета.

Запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости. Фактическую себестоимость металлолома можно определить по чистой стоимости реализации, так как металлолом подлежит сдаче ГО «Белвтормет».

Чистая стоимость реализации определяется путем вычитания из ожидаемой цены реализации ожидаемых расходов на реализацию . Цены на лом и отходы черных и цветных металлов регулируются Министерством промышленности Республики Беларусь .

Прейскуранты цен на лом и отходы цветных и черных металлов размещены на сайте ГО «Белвтормет» (//www.bvm.by/pricelist/prejskuranti/).

На заметку
Банку следует учесть ожидаемые транспортные расходы по перевозке металлолома в организацию ГО «Белвтормет» при расчете чистой стоимости реализации металлолома.

Стоимость металлолома, полученного в результате демонтажных работ и от реализации которого банк может получить экономические выгоды, уменьшает стоимость строительно-монтажных работ, связанных с реконструкцией основных средств.

Доходы и расходы, связанные с реализацией металлолома, включаются в состав операционных доходов и операционных расходов банка и учитываются на балансовых счетах 8359 «Доходы от выбытия прочего имущества», 9359 «Расходы от выбытия прочего имущества» .

Доходы отражаются в бухгалтерском учете на основании договора, заключенного банком с ГО «Белвтормет» на сдачу металлолома, при одновременном соблюдении следующих условий:

право на получение дохода вытекает из условий договора;

сумма дохода надежно определена путем расчета согласно прейскуранту цен на лом и отходы цветных и черных металлов на сайте ГО «Белвтормет»;

в результате операции по выбытию металлолома ГО «Белвтормет» переданы риски и выгоды, связанные с правом собственности на металлолом.

Понесенный расход в виде металлолома отражается в бухгалтерском учете при выбытии в полной сумме одновременно с отражением дохода .

Что касается иных операционных расходов, связанных с выбытием металлолома (расходы по перевозке и др.), то порядок их признания определяется банками самостоятельно в локальном нормативном правовом акте с учетом требований законодательства .

На заметку
При определении порядка учета иных операционных расходов, связанных с выбытием металлолома, банки должны руководствоваться принципом соответствия доходов и расходов, который означает, что расходы отражаются в бухгалтерском учете и отчетности в том отчетном периоде, в котором признаются связанные с ними доходы .

Следует отметить, что оборот по сдаче металлолома ГО «Белвтормет» признается у банка объектом обложения налогом на добавленную стоимость (НДС) .

Налоговая база в данном случае определяется как стоимость лома, исчисленная исходя из применяемых на него цен без включения НДС .

Поскольку стоимость сданного лома определяется ГО «Белвтормет» по факту его сдачи, налоговая база для НДС формируется на основании приемо-сдаточного акта.

Моментом фактической реализации признается приходящийся на отчетный период день отгрузки лома ГО «Белвтормет» . Налогообложение производится по ставке 20% .

Таблица бухгалтерских записей

операцийДебетКредитПервичный документ
Отражена стоимость выполненных работ по реконструкции основных средств, выполненных подрядчиком55616640Акт выполненных работ,справка о стоимости выполненных работ (форма С-3А)
Оприходован металлолом, полученный в результате проведения демонтажных работ при реконструкции основных средств56005561Акт оприходования материалов, полученных от разборки (форма С-14)
Отгружен металлолом в организацию ГО «Белвтормет» с последующим получением оплаты стоимости металлолома93595600Товарно-транспортная накладная
6531(6725 )8359Договор на сдачу металлолома
поступление денежных средств от ГО «Белвтормет»Текущий (расчетный) счет ГО «Белвтормет»6531(6725 )Приемо-сдаточный акт ГО «Белвтормет»
Отражение в бухгалтерском учете НДС93376603
Отражены расходы по перевозке металлолома в соответствии с заключенным договором(с подрядчиком или транспортной организацией):
в случае последующей оплаты93596630Договор на оказание услуг,акт выполненных работ
6630Текущий (расчетный) счетпоставщика услуг
в случае предварительной оплаты6530Текущий (расчетный) счетпоставщика услугДоговор на оказание услуг,счет на оплату
93596530Акт выполненных работ

Источник: //ilex.by/kto-v-otvete-za-metallolom-posle-demontazha/

Для нормализации системы сбора металлолома требуется принятие подзаконных актов

Какие налоги нужно уплатить предприятию при сдаче металлолома

Четыре года в Казахстане действовал запрет на экспорт лома металлов. По данным экспертов отрасли, это привело к снижению сбора и переработки лома внутри страны. С 1 января 2018 года запрет снят. О том, как это отразилось на данном рынке, Atameken Вusiness рассказал председатель ассоциации «Республиканский союз промышленников вторичной металлургии» Владимир Дворецкий.

– Владимир Яковлевич, прошел год со снятия запрета на экспорт лома металлов, что изменилось с тех пор?

– Выстроена система, но, к сожалению, она не работает. Потому что основные элементы в виде закона есть, а подзаконных актов, которые должны привести ее в движение, нет. Напомним, в налоговое законодательство внесены поправки.

Раньше у сборщика должны были удержать 10% от дохода при приеме лома, то есть, если он сдал металлолом на 100 тысяч тенге, ему на руки выдавали только 90 тысяч. Но по факту люди несли лом не в специализированные точки, а в нелегальные, чтобы обойти данную норму закона. Теперь другая система – приемщик лома должен заплатить 3% от дохода за сборщика.

Эти средства будут распределены на следующие виды налогов: пенсионные отчисления, медицинское страхование и подоходный налог. То есть, если человек сдал лом на 100 тысяч тенге, он получает на руки чистыми 100 тысяч тенге и компания по приему лома должна уплатить за него налоги в размере 3%, то есть три тысячи тенге пойдут в ЕНПФ, ОСМС и ИПН.

В налоговом законодательстве прописана ставка в три процента, но подзаконными актами надо разделить – куда какую сумму вносить. В Казахстане есть порядка 150 специализированных предприятий по приему лома, которые соответствуют всем квалификационным требованиям и согласны легально работать с отчислением всех платежей.

Таким образом, получается не просто мотивация, а легализация самозанятых и пунктов приема лома. В месяц сборщики лома получают не более 100 тысяч тенге, и данный налог 3% для них совершенно справедлив, он переносит нагрузку с них на пункты приема лома, которым, в свою очередь, он вполне по силам.

– В чем интерес для предприятий платить из своего кармана 3% за сборщиков металла?

– В первую очередь, это экономический интерес. Например, самозанятые собрали три миллиона тонн лома, одна тонна стоит 50 тысяч тенге.

Получается, в целом предприятия заплатили самозанятым 150 миллиардов тенге, превратили лом в товарный, то есть разрезали, спрессовали, погрузили в вагоны и перепродали по 100 тысяч тенге за тонну, в итоге получили 300 миллиардов тенге.

Заводы, которые получили лом за 300 миллиардов тенге, переработали его в готовую продукцию – трубы, арматуру, которую, в свою очередь, продали за 900 миллиардов тенге. Теперь посмотрим, а сколько налогов составляют 3% от 150 миллиардов. Получается 4,5 миллиарда тенге.

Из-за запрета на экспорт и 10% налогов экономика Казахстана ежегодно теряла десятки, сотни миллиардов тенге. Поэтому было предложено ввести эти 3%. Это небольшая, но, в то же время справедливая плата, учитывающая затраты самозанятых. В результате этого не будет нелегального оттока лома.

 Если сейчас заводы перерабатывают миллион тонн, то после реализации закона теоретически металлурги могут перерабатывать три миллиона тонн. Так как самозанятые снова придут в эту отрасль по сбору металла и будут сдавать в тех объемах, которые были до введения запрета на экспорт. Это выгода, которая совмещена с системой управления, которая приведет к полной прозрачности.

– Сколько за 2018 год было сдано лома внутри страны, какая часть была экспортирована? Удалось ли приблизиться к показателям до введения запрета?

– До запрета 2014 года ситуация была примерно такой. В течение десяти лет собирали 3-3,5 миллиона тонн в год, и в зависимости от спроса регулировалось, сколько пойдет на экспорт и внутренний рынок.

Например, в 2011 году зафиксировано самое большое внутреннее потребление – 1,7 миллиона тонн в лице основных заводов – «Миттал», KSP Steel, «Кастинг», столько же было отправлено на экспорт. Все нормально работали.

Потом стали будировать тему запрета, через два года после введения запрета металлурги в два раза снизили производство, а KSP Steel – основной лоббист запрета – уменьшил производство в три раза. Если до запретов в 2011 году он переработал миллион тонн, то в 2015 году только 300 тысяч тонн.

Мы это предсказывали, потому что любой запрет снижает мотивацию людей заниматься этим видом деятельности, ломосбор падает и цена на него, соответственно, растет.

В целом ломосбор упал почти в три раза, в первый год запрета, в 2014 году, было собрано, переработано, превращено в товарный лом и отгружено на заводы всего 1-1,2 миллиона тонн. Дальше за два года запрета роста, конечно, не произошло.

Единственно, произошел небольшой рост за счет России, потому что на нее запрет не действует, у нас единое экономическое пространство. Но Россия не пользовалась особым спросом, туда отгружали порядка 200-300 тысяч тонн в год. Но за счет того, что некуда больше грузить, отправляли в Россию и довели объем до 800 тысяч тонн.

Наконец, правительство нас услышало, и в 2018 году запрет на экспорт был снят, также был введен запрет на вывоз лома автомобильным транспортом, он признан нелегальным. Поскольку за четыре года запрета на экспорт произошло достаточно сильное падение рынка, люди ушли работать в другие отрасли, мы и не предсказывали стремительного роста.

Но оказалось, что отрасль быстрее среагировала – за 2018 год отгружено 2,3 миллиона тонн. Произошло увеличение более чем на полмиллиона за один год, то есть рост составил 30%. Если сейчас принять подзаконные акты, чтобы система заработала как единое целое, то уверен, что за два-три года снова придем к 3-3,5 миллиона тонн.

Если будет расти спрос, то мы можем довести эту цифру до пяти миллионов тонн, что является минимальной оценкой ломообразования в стране.

– Почему не принимают подзаконные акты?

– Это большой вопрос, на который у меня нет ответа. Я считаю, это тормозящая бюрократия, в которой неправильно расставлены приоритеты.

Если я знаю, что ценность подзаконных актов настолько велика, что идет речь о легализации десятков тысяч самозанятых и уплате гораздо большего количества налогов, я все сделаю, чтобы они были приняты.

Возможно, у Министерства индустрии и инфраструктурного развития действительно нет компетенций принимать решения по виду деятельности, который связан с ломом. Но, если у МИИР нет компетенций, у других госорганов их нет тем более, потому что индустрия к ним не относится.

Тогда получается, что данный вид деятельности совсем не регулируется государством? Независимо от ответа необходимо быстро решить этот вопрос, и поэтому я обратился к депутатам сената с просьбой вникнуть и сделать запрос на имя премьер-министра.

Такой запрос был сделан, соответственно, пошли указания, в том числе в Министерство труда. Когда вопрос будет решен в Минтруда, ЕНПФ, остаются только квалификационные требования, правила отчетности и комиссии при акиматах, которые очистят рынок от «пустышек». Потому что за это время, по уведомительной процедуре, их развелось порядка двух тысяч.

– Сколько в денежном выражении составляет приток в экономику от продажи лома?

– За 2018 год отгружено 2,3 миллиона тонн, из которых 1,5 миллиона тонн – на внутреннем рынке, на экспорт – порядка 800 тысяч тонн. Экспортные потоки будут увеличиваться медленнее, чем внутренние, и страны СНГ, потому что легче договориться с Россией, чем выходить на Иран, Украину, Турцию.

Да, они будут развиваться медленнее, но их вклад будет большим. Например, Турция готова закупать один миллион тонн, но выстроить отношения не простое дело, на рынок влияет волатильность цен, контракты, правила оплаты. Первая реакция произошла быстрее на раскрученных рынках, прежде всего внутри, во-вторых, с ближайшими соседями.

Это показало, что запрет нельзя вводить, это не рыночная мера, она только тормозит и ничего не улучшает. На Узбекистан отгружено 255 тысяч тонн, не только в виде лома, но и слябов. В Казахстане работает, по сути, узбекский завод, который собирает здесь лом, переплавляет в слябы и потом отправляет на трубный завод в Узбекистан.

В эту страну произошел заметный рост экспорта, но потенциал выше в два раза. В среднем, если считать по 100 тысяч тенге за тонну, 2,3 миллиона тонн, то получается 230 миллиардов тенге, там сидит не только цена лома, но и транспортные расходы – перевозка по железной дороге, пошлина. 230 миллиардов – это цена, которая говорит о потенциале.

 Если переработать в конечную продукцию – сталь, то эта сумма почти утроится, до 700 миллиардов тенге. Серьезные деньги.

– Почему заводы выступали за запрет экспорта?

– Они не могут конкурировать на миллионе тонн переработки лома, 300 тысяч – это их потолок, это понятно по факту. Переплавить они могут миллион. Лом внутри страны всегда дешевле экспортных цен.

Однако простейшая логистика: более быстрый оборот денег, единое налоговое законодательство делают реализацию лома на внутреннем рынке более выгодной. «Миттал», KSP Steel, «Кастинг» придумали дефицит лома, чтобы ввести запрет.

Они предполагали, что если закроют границу, то лом станет в два-три раза дешевле, для чего и лоббировали запрет в надежде, что упадет цена, чтобы оправдать свои проблемы. Когда им говорят, почему вы то, это не сделали, они отвечают: потому что лома нет.

А где лом? Вот, весь вывезли. Это уровень домохозяек, дилетантский разговор, к сожалению, на который власть иногда реагирует.

– Сколько в настоящее время человек занято в отрасли? Вернулись ли люди?

– По нашим оценкам, лом на 80% несут физлица. Чтобы собрать такую гору лома – три миллиона тонн, надо 100 тысяч человек. Есть несколько способов это доказать. Провести аналогию с Россией. У них официально зарегистрировано миллион ломосдатчиков, если брать наши экономики в соотношении 1:8, 1:10, то у нас получается минимум 100 тысяч человек.

В ряде регионов велся частичный учет, поэтому в этой цифре 100 тысяч человек я уверен. Наша схема приведет к тому, что мы их легализуем. Конечно, это произойдет не одномоментно. Требуется от полугода до года для привыкания к системе, думаю за год мы выйдем на серьезные показатели, но надо иметь в виду, что этот год надо считать с момента принятия всех подзаконных актов.

Необходимо понимать, что лом самоуничтожается, он ржавеет, теряя потребительские свойства со скоростью 10% в год. Поэтому, даже если бы лом не был товаром, а обычными отходами, его нужно было бы утилизировать, и государство тратило бы на это деньги, в нем много вредных веществ, которые, попадая со сточными водами в грунтовые воды, нарушают экологию и наносят вред здоровью.

Поэтому государству надо подать сигнал: собирайте как можно больше, продавайте куда угодно.

– Сколько было уплачено налогов в прошлом году?

– Если условно посчитать, что из 2,3 миллиона тонн 2 миллиона тонн принесено физлицами и умножить на среднюю цену закупа 50 тысяч тенге, то получится 100 миллиардов тенге, 3% от этой суммы равно трем миллиардам тенге – столько должно быть уплачено при закупе лома у населения.

Сколько реально уплачено – сказать невозможно, потому что инструментов, подзаконных актов нет. Поэтому мы должны понимать, какие у нас есть количественные критерии, с помощью которых возможно оценить рост целой отрасли. Есть данные, что раньше собирали 30 миллионов тенге налогов с лома металлов.

Это смешная цифра по сравнению с теми налогами, которые будут платиться, если принять подзаконные акты и система с 3% заработает.

– Есть ли данные, какая часть рынка находится в тени?

– Практически весь рынок находится в тени, потому что физические лица, которые приносят лом, до изменения в Налоговом кодексе эти 10% у них не забирали, они не соглашались и выстраивали схемы, которые делали его теневым.

Многие этим занимались, иначе никто бы не принес лом. Если я принес лом, то хочу получить за него всю сумму. Я думаю, ситуация будет лучше, но мы не можем мониторить, потому что нет отчетности.

По моему мнению, на сегодняшний день с учетом двух тысяч «пустышек» теневая составляющая занимает не менее 60 процентов.  

– Как решить проблему с люками, чтобы их не принимали в пунктах сбора металла?

– Отрасль производит три миллиона тонн товарного лома, и если посчитать, сколько весят все люки в Казахстане, не наберется 10 тысяч тонн. Это ничтожная доля. Поэтому никакое серьезное предприятие никогда в жизни никакие люки не примет, этим занимаются только нелегалы, которые их потом переплавляют.

Когда рынок легализуется, эти 150 пунктов сбора никогда не примут люки: если они зарабатывает миллионы, и им предлагают купить за незначительную сумму и это незаконно, неужели они пойдут на это? Эта проблема существует, потому что очень большая теневая составляющая.

Нелегальные приемные пункты – это тысячи людей, которые не понимают, что этого делать нельзя. Это усиливает социальное раздражение.

 Когда люди узнают, что воровство люков приводит к трагической гибели, общество возмущается, они говорят: а где власть, почему люки воруют? Поэтому государству необходимо принять скорее подзаконные акты, чтобы легальный рынок заработал в полную силу и стал приносить прибыль экономике Казахстана.

Майра Медеубаева

Правила игры Индустрия Индустрия Правила игры Индустрия Индустрия

Источник: //inbusiness.kz/ru/news/priem-loma-zhdet-zakona

Адвокат Аврамов
Добавить комментарий